Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ













Организованная преступность в КНР

Сравнительно-правовой анализ организованной преступности в Российской Федерации и Китайской народной республике

Автор: Шакирова Р.Д.

В настоящее время наиболее опасной и разрушительной и для России и для КНР, несомненно, является организованная преступность. Она оказывает вполне негативное воздействие не только на экономические, но и на социальные, морально-психологические, социокультурные и иные процессы в обществе. Ежегодные доходы от организованной преступности в конце XX в. составили около 300 млдр долл.

Развитие организованной преступности в Китайской Народной Республике хотя и имеет свои исторические корни, вместе с тем в определенной мере повторило путь большинства стран мира. В ее развитии не малую роль сыграли такие общемировые процессы, как нарушение стабильности в экономике и социальной сфере государства, разложение бюрократических структур государства, нарушение принципов социальной справедливости, девальвация нравственных ценностей, накопление огромных ценностей в теневой экономике и активный выход ее из тени и др. Специфические же национальные корни организованной преступности в КНР связаны с давней историей существования в этой стране таких сообществ, как «триады», послужившие основой для формирования организованных преступно-мафиозных организаций.

Активное развитие организованной преступности в КНР началось с периода реформирования Китайской экономики с середины 70-х гг. XX в. В настоящее время организованная преступность представляет для КНР такую же опасность, как и во многих странах мира. Именно организованная преступность стала одним из важных факторов, социально-экономической нестабильности, ухудшения криминальной ситуации в стране. Поэтому борьба с организованной преступностью в КНР стала одной из важных задач правоохранительных органов ст ра н ы. В КНР на за кон ода тельном ур овн е к осн овном у и н ст рум енту борьбы с а на лизируемы м явлением относится указ об организованной преступности и особо тяжких преступлениях, который позволяет выносить жесткие приговоры, осуществлять конфискацию контрабандных товаров и денежных средств. В 1997 г. впервые ряд положений, касающихся понятия «преступное сообщество», ответственность главного преступника за организацию и руководство преступным сообществом, были включены в УК КНР [1, С. 27].

Не только зарубежные, но и китайские исследователи отмечают рост оргпреступности в различных сферах КНР, в частности в организации наркотрафика, торговли оружием, нелегальной миграции, похищения людей, вымогательств, убийств, ограблений, краж и т.п. Так, в 1999 г. правоохранительными органами КНР было раскрыто 900 преступлений, связанных с розыском женщин и детей, похищенных с целью выкупа, арестовано 2000 лиц, подозреваемых в их совершении, освобождены 934 жертвы. Одним из таких известных дел является пресечение деятельности межрегиональной преступной группировки, возглавляемой Е. Ченцзяном. В 2001 г. судебными органами Китая было рассмотрено 350 дел о деятельности преступных организаций мафиозного характера, по которым проходило 1953 человека. Эти показатели возросли по сравнению с предыдущим годом в 6,3 и 3,8 раза соответственно [4, С. 336-445].
В России официальное признание факта существования организованной преступности произошло в 1989 г. с принятием Верховным Советом СССР Постановления от 4 августа 1989 г. «О решительном усилении борьбы с преступностью», в котором отмечалось, что «в стране резко возросла преступность, в том числе организованная». Последующее нормотворческое развитие способствовало включению в новый Уголовный кодекс ряда положений, регламентирующих вопросы борьбы с организованной преступностью. Так, в ч. 3 ст. 35 Общей части УК РФ 1996 г. указывается, что преступление признается совершенным организованной преступной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. При этом свыше 70 составов преступлений Особенной части (п. «ж» ч. 2 ст. 105; п. «г» ч. 2 ст. 112; п. «е» ч. 2 ст. 117 и др.) содержат в качестве квалифицирующего признака – совершение преступления организованной преступной группой.

В количественном отношении, согласно официальной статистике, на долю организованной преступности в России приходится немногим более 1% всех зарегистрированных преступлений и выявленных преступников. Вместе с тем, как отмечают многие российские исследователи, для нее характерен высокий уровень латентности (вследствии высокого криминального профессионализма, конспиративности действий, возможности прикрытия своей деятельности со стороны коррумпированных чиновников и пр.). Помимо этого для противоправных действий преступных организаций характерны использование взрывов, других общеопасных способов совершения преступлений. По различным экспертным оценкам, организованными преступными группировками в России контролируются до 50% частных и около 60% государственных предприятий [7, С. 156].

Годы

1993

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Выявлено преступлений, совершенных ОПГ

3515

36016

33452

26030

25671

28161

28611

В % к 1994 г.

100

1025

952

741

730

801

814

  С 1993 по 2008 гг. в России наметился стремительный рост (814%) регистрируемых преступлений, совершенных организованными преступными группами либо преступными сообществами (см. табл). Пик приходится на 2003 г., когда было совершено 36016 таких преступлений. К 2006 г. их количество снизилось до 25671 преступления, однако ряд исследователей связывают это не с фактическим снижением данной категории преступлений, а с очередными структурными перестройками российских правоохранительных органов. В 2007 г. по сравнению с предыдущим периодом вновь наметился рост (на 9,7 %) этой категории преступлений. Дальнейший рост (на 1,6 % по сравнению с предыдущим годом) сохранялся и в 2008 г.- 28611 преступлений. В то же время количество зарегистрированных преступлений по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества/преступной организации) в течении последних шести лет было неравномерным. С 2002 г. по 2004 г. этот показатель снизился с 162 до 118, а в последующие годы наметилась тенденция роста: в 2005 г. – 120, в 2006 г. – 141, в 2007 г. – 224, в 2008 г. – 244 преступлений. Вместе с тем, их количество остается незначительным [7, С. 157].

По оценкам экспертов МВД РФ, в России действует свыше 400 оргпреступных формирований (ОПФ) общей численностью более 10 тыс. человек. Преступные сообщества активно распространяют свое влияние за рамки национальных границ, завоевывая финансово-экономические позиции в зарубежных странах. Так, около 200 преступных групп и сообществ имеют международные связи более чем в 50 странах мира. Под их контролем находится не меньше 500 крупных хозяйствующих субъектов [3, С. 10].

Таким образом, криминальный бизнес прочно связал организованную преступность региона со многими странами АТР. Ежедневно ликвидируется от 20 до 30 преступных групп, имеющих международные связи. Вместе с тем, следует отметить, что значительная часть совершенных преступлений носит высоколатентный характер. Еще более латентна деятельность организованной преступности, для которой характерны сплоченность, собранность, жесткая конспирация. При этом коррумпированные должностные лица оказывают содействие каждому третьему преступному формированию. Это также связано с несовершенством самих криминалистических учетов информационных центров органов внутренних дел и неопределенностью критериев, по которым следует относить преступления к деятельности организованной преступности, с зависимостью показателей от возможностей процессуального доказывания преступной деятельности и т.п.

Список источников:

1.    Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. Ф.М. Коробеева, пер. с китайского Д. В. Вичикова – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001.
2.    2. Алексеев А.И., Герасимов С. И., Сухарев А.Я. Криминологическая проф ила ктика : теория, практика, опыт, проблемы. М., 2001.
3.    Владимиров Д. Как защитить свидетеля // Российская газета.-2005.-24 марта.
4.    Иванов А.Я., Корчагин А.Г. Сравнительное уголовное право. Учебник. Владивосток, 2002.
5.    Лунеев В.В. Преступность XX в. мировые, региональные и российские тенденции. М., 2003.
6.    Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. М., 2003.
7.    Россия в цифрах. 2009: Крат. стат. сб./ Ростат – М., 2009.

 
< Предыдущая   Слудующая >