Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow История arrow Всероссийские археологические съезды













Всероссийские археологические съезды

Всероссийские археологические съезды и развитие историко-археологических изысканий в саратовском поволжье в конце XIX – начале XX века

Автор: В. А. Волков

Изучение «комплексов исторической памяти» осуществлялось в России в различных организационных формах. Особое место в развитии отечественной науки о первобытности во второй половине XIX – начале XX в. занимали археологические съезды. За этот период времени были проведены различные по исследовательским целям и задачам серии научных форумов. Характеризуя их в целом, можно говорить о формировании комплексного подхода к археологическому изучению целого ряда обширных регионов страны. 

В течение значительного промежутка времени (обычно около 2–3 лет) организационными представительствами съездов целенаправленно исследовался выбранный регион в историко-археологическом, архивном и этнографическом направлениях. Заключительный этап работы ознаменовывался проведением итогового съезда. На этих форумах также обсуждались насущные общетеоретические и практические проблемы, ставились задачи реформирования научных организаций. Особо выделялись Всероссийские (1869–1914 гг.) и Областные (1901–1909 гг.) археологические съезды. Перспективными представлялись и другие намечавшиеся серии форумов – съезды представителей губернских ученых архивных комиссий (ГУАК), музейных деятелей и др.

Инициатором проведения Всероссийских археологических съездов (АС) было Императорское Московское археологическое общество (ИМАО), основанное 17 февраля 1864 г. под председательством графа А. С. Уварова. Мысль о созыве АС была высказана уже при создании Московского общества, а разрешение на это было получено в 1868 году1. Съезды собирались раз в три года и имели бесспорное значение в деле возбуждения и развития интереса к истории и историческим памятникам в обществе. С III съезда стали проводиться экскурсии, с V съезда – археологические экспедиции, с VII они начали сопровождаться выставками местных древностей. По почину съездов и под их влиянием возникли археологические общества, комиссии и музеи во многих городах: Казани, Киеве, Новгороде, Вильно, Пскове, Владимире, Одессе, Тифлисе и других2. При жизни А. С. Уварова прошли первые шесть съездов – Московский, Петербургский, Киевский, Казанский, Тифлисский и Одесский.

Практически с первых из этих научных форумов о себе заявляют нижневолжские исследователи и любители древностей. На I Всероссийском съезде в Москве (16–28 марта 1869 г.) представителей от Саратова не было. Но в трудах съезда была опубликована работа основоположника саратовской археологии А. Н. Минха4, в которой он, скорее интуитивно, чем научно, приходит к выводу, что курганы Аткарского уезда были насыпаны кочевниками (номадами) и являлись сторожевыми. Вопрос об этнической принадлежности этих номадов А. Н. Минх оставил открытым. После представления доклада уже в феврале 1869 г. Александр Николаевич стал первым из саратовцев и девятым в России членом-корреспондентом ИМАО, с тех пор установились его прочные связи с А. С. и П. С. Уваровыми.

I Всероссийский съезд сыграл важную роль в развитии таких направлений в стране как охрана древностей, картографирование памятников и преподавание археологии в учебных заведениях. Обсуждению этих вопросов было уделено значительное внимание его участников.

Представителем от Саратова на III съезде в Киеве (2–22 августа 1874 г.) был редактор газеты «Справочный листок», член Губернского статистического комитета (ГСК) А. И. Соколов7, вошедший позднее в состав Саратовской ученой архивной комиссии (СУАК, 1886–1920 гг.). Участвовал он и в работе предварительного комитета IV Всероссийского съезда в Казани. Этот комитет интересовали вопросы средневековой нижневолжской археологии. На будущем съезде предлагалось обсудить состояние и степень изученности таких памятников, как Селитряное и Увекское городища и Жареный бугор. Говорили и о необходимости проведения новых раскопок на Селитряном городище, предполагаемом месте расположения Сарая – столицы государства Золотая Орда8. К сожалению, на самом съезде в Казани (31 июля – 18 августа 1877 г.) эти вопросы были оставлены без внимания. На Киевском съезде по предложению академика Н. В. Калачева обсуждался важный вопрос об организации провинциальных научных обществ для изучения местных архивных материалов. На следующем съезде в Казани их задачи были значительно расширены: общества должны были исследовать все памятники материальной культуры края и способствовать распространению исторических знаний среди населения. Таким образом, вопрос о необходимости создания местных архивов обсуждался задолго до открытия ученых комиссий9. В работе казанского съезда значительное место было уделено исследованию древностей Волжской Булгарии, Прикамья и Приуралья. Существенную помощь в проведении этого научного мероприятия оказал Казанский университет. Съезд сыграл роль катализатора для местной научной интеллигенции. По его почину в 1978 г. было образовано Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете, занявшееся изучением средневолжского региона.

При изучении вопроса о внешних связях СУАК исследователи неоднократно отмечали факты участия членов Комиссии в различных съездах10. Вопрос взаимодействия саратовских архивистов с организаторами съездов практически не затрагивался. Саратовская комиссия неоднократно получала приглашения принять участие во Всероссийских и Областных АС и Предварительных комитетах съездов и вела по данному поводу активную переписку с ИМАО и другими устроителями. Сейчас эти приглашения хранятся в фонде СУАК11. Велась переписка и с редакционными комитетами прошедших съездов по поводу высылки в библиотеку комиссии экземпляров их трудов12. На большинстве съездов поднимались вопросы архивного дела. Представлялись и общие обзоры деятельности комиссий. В таких случаях устроители обращались к ГУАК с просьбой составить и переслать краткие отчеты за истекший промежуток времени.

На VII Всероссийском съезде в Ярославле (6–20 августа 1887 г.) Саратовскую губернию представлял член СУАК Ф. Ф. Чекалин14. В представленном на съезд докладе, основываясь на собственных архивных и археологических изысканиях, Ф. Ф. Чекалин связал известные ему городища Кузнецкого уезда с русской сторожевой чертой времен колонизации15. Особо нужно отметить использование исследователем такого письменно зафиксированного источника, как народные предания. Сопоставляя отраженные в преданиях населения Посурья «места исторической памяти» с археологическим материалом соответствующего периода, Ф. Ф. Чекалин предложил собственную оригинальную реконструкцию исторических событий. Сейчас, когда происходит объективный процесс расширения сферы приложения археологии, возникает необходимость стационарного изучения памятников и более поздних этапов отечественной истории. Поскольку на сегодняшний день изучение нижневолжских памятников периода ранней российской колонизации обозначено как перспективное направление в археологии, без обращения к обширной источниковой базе «архивщиков» осуществление подобных целей более чем проблематично.

VIII Всероссийский съезд, приуроченный к 25-летию ИМАО, прошел в 1890 г. в Москве. СУАК на съезде представили Ф. Ф. Чекалин, В. И. Холмогоров, А. А. Голомбиевский и М. В. Готовицкий. Вообще, на этом съезде сообщения, посвященные крупнейшим московским архивам, занимали довольно большое место (работы А. А. Голомбиевского)16. По традиции особо выделялись доклады по провинциальной археологии. Две оригинальные и довольно объемные работы, полностью опубликованные в трудах съезда, были представлены Ф. Ф. Чекалиным17. Подробный анализ этих и других работ исследователя провел В. М. Захаров18. Отметим, что, оперируя общеизвестными нарративами, Ф. Ф. Чекалин приводит также в пользу своей аргументации не менее важные археологические свидетельства и оригинальные архивные материалы.

Итогом участия СУАК в московском съезде стало осознание членами Комиссии того, что основной задачей ее археологической деятельности должно быть продолжение и успешное завершение работы по составлению археологической карты губернии. Это направление развивали многие столичные и провинциальные научные общества. Таким образом проходил процесс накопления обширной ис-точниковой базы, необходимой для дальнейших научных археологических исследований. Участвуя в работе съезда, Комиссия получила возможность ознакомиться с новыми методическими разработками в области полевых исследований курганов и могильников, с их классификацией и научным определением добытых артефактов.
IX Всероссийский съезд был назначен Московским обществом на первую половину 1893 г., местом проведения выбран Вильно (1–14 августа). По традиции были приглашены и члены СУАК. Со стороны Комиссии участие принял А. А. Васильчиков19. Следует отметить, что большая часть заседаний данного форума была посвящена изучению древностей северо-западных земель – территории литовских и белорусских губерний.

На X Всероссийском съезде в Риге (1–15 августа 1896 г.) со стороны СУ-АК приняло участие наибольшее в ее истории количество депутатов: правитель дел В. Н. Смольянинов, А. А. Васильчиков, К. А. Военский, К. П. Медокс и М. А. Лакомте20. К. А. Военским был представлен доклад «О курляндской старине» на французском языке21. События съезда, наиболее интересные для Комиссии, позже были доложены на общем собрании В. Н. Смольяниновым. На форуме в Риге было отмечено бедственное положение многих архивных комиссий, не имевших ни определенного помещения, ни собственных средств. Было постановлено обратить внимание Министерства внутренних дел на большую государственную пользу, приносимую комиссиями, и ходатайствовать об оказании им помощи и выделении субсидий через посредничество губернаторов22. Проблема положения ГУАК неоднократно поднималась на съездах различного уровня. Например, на следующем XI Всероссийском съезде в Киеве (1–20 августа 1899 г.) также шла речь о ситуации с губернскими комиссиями. Было постановлено ходатайствовать перед правительством о ежегодной субсидии в размере 1500 руб. каждой из них23. Все эти попытки не увенчались каким-либо успехом. Как известно, правительственную субсидию архивные комиссии получили много позже. Рижский съезд продолжил мероприятия предшествующего форума в деле изучения северо-западного района империи.

Депутатами на Предварительный комитет XI Археологический съезд в Киеве (4–7 января 1897 г.), предназначенный для обсуждения правил и задач будущего съезда, от СУАК были выдвинуты член редакционного отдела С. И. Кедров и правитель дел В. Н. Смольянинов. Согласно протоколам Комитета они действительно приняли участие в его работе.
В новый век Саратовская комиссия вошла с массой нерешенных проблем, и прежде всего финансовых. На XII Харьковский съезд (15–27 августа 1902 г.), посвященный исследованию южных губерний империи, Комиссии не удалось отправить своего делегата из-за отсутствия средств.

Первая попытка организовать проведение Всероссийского съезда в Саратове была предпринята в 1905 году. В мае велась переписка между ИМАО и Саратовской комиссией по поводу возможности проведения в «Столице Поволжья» в 1908 г. XIV Всероссийского съезда и о командировании на XIII съезд в Екатеринославль (1905 г.) депутата от СУАК. Из-за организационных проволочек внутри самой Комиссии необходимые для заявки документы так и не были подготовлены.

В декабре 1907 г. Комиссия решила, если позволят средства, принять участие в Черниговском съезде (1–15 августа 1908 г.). Кроме того, предполагалось участие в выставке съезда. С этой целью была избрана особая подкомиссия, которой поручалось составить подборку экспонатов по археологии края28. Однако и это мероприятие Комиссия вынуждена была пропустить из-за отсутствия средств29. В дальнейшем СУАК ставился вопрос о проведении в Саратове уже XV АС, но ограниченность финансовых возможностей общества вновь задушила эти начинания уже на начальном этапе.

Археологические съезды были весьма громоздким и дорогостоящим мероприятием. Работа такого съезда и его предварительного подготовительного комитета почти на три года концентрировалась в какой-либо отдельной губернии. Осуществлялась всесторонняя подготовка репрезентативности историко-археологических и этнографических исследований, которые должны были представляться делегатам. Тщательно разбирались и готовились к опубликованию архивные материалы. Такие съезды могли охватить изучаемые территории страны лишь в весьма отдаленной перспективе. С целью развития местной истории провинциальные научные общества и архивные комиссии начали организовывать областные археологические съезды. Они были более дешевыми, удобными, а главное – имели конкретные концепции изучения отдельных регионов.

На рубеже XIX–XX вв. Саратов был одним из крупнейших торгово-промышленных центров на Волге и вполне мог рассчитывать на организацию и проведение серьезного научного форума. По мнению членов СУАК, добиться проведения в Саратове Общероссийского либо Областного археологического съезда можно было путем увеличения объемов археологических изысканий Комиссии. Таким образом, саратовское общество пыталось заинтересовать представителей столичных научных историко-археологических учреждений нижневолжскими материалами.

На XV АС в Новгород (1911 г.) был командирован хранитель архива СУ-АК А. А. Гераклитов32. Последний Всероссийский археологический съезд был посвящен всестороннему изучению древнейшей – северо-западной – части Русского государства, Новгородской земле. Были предприняты обширные историко-археологические, этнографические, филологические и архивные изыскания. Съезду предшествовали многочисленные исследования региона, результаты которых были доложены на форуме и опубликованы в его «Трудах». Это был один из самых представительных Всероссийских археологических съездов (участвовало более 400 человек), привлекший видных ученых из скандинавских стран.

После возвращения со съезда А. А. Гераклитов представил довольно обстоятельный отчет о командировке, опубликованный в «Трудах» СУАК34, где он выяснял условия организации и проведения этого мероприятия. Ему удалось побеседовать с председательницей ИМАО графиней П. С. Уваровой. Принципиальных возражений против проведения Всероссийского съезда в Саратове она не имела. Все зависело от того, какие материальные средства может предложить саратовское общество. На проведение XV съезда, кроме обычной казенной субсидии (15 тыс. руб.), городом и земствами было ассигновано около 4 тыс. руб. Этого оказалось недостаточно. По отзывам депутатов, съезд был обставлен очень бедно. Другим, даже более важным, обстоятельством, подчеркнутым П. С. Уваровой, являлась продуктивная деятельность предварительного комитета, работающего в течение 2–3 лет. Областные съезды были менее громоздки. Казенной субсидии на них не полагалось, а их стоимость колебалась от 6 до 10 тыс. руб. Устроителем при этом выступал Петербургский археологический институт.

Поставив себе четкую цель организовать в Саратове Всероссийский археологический съезд, Комиссия вела переписку с известными археологами. Еще в феврале 1913 г. сотрудник ИАК, почетный член саратовской комиссии, А. А. Спицын писал, что сам он лично знаком со многими членами СУАК и видит в них «деятельных устроителей». Александр Андреевич предлагал провести в Саратове в 1915 г. XVI съезд35. В другом письме (от 14 марта 1913 г.), адресованном председателю Комиссии Н. Н. Минху, А. А. Спицын перечисляет необходимые условия, касающиеся организации и финансирования расходов съезда.

В 1914 г. Саратовская комиссия продолжала вести оживленную переписку по вопросу о назначении очередного всероссийского съезда в Саратове. Комиссией были получены письма от известного московского археолога В. А. Городцова, в которых он сообщал о своих неудачных ходатайствованиях перед графиней П. С. Уваровой о проведении уже XVII АС в Саратове в 1917 году.

Ведущие русские археологи А. А. Спицын и В. А. Городцов целенаправленно выступали за организацию съезда в Саратове. Они посещали губернию, местную Комиссию, а также ее музей с рабочими визитами38 и были знакомы с состоянием археологической науки в Нижнем Поволжье. Через постоянные консультации и переписку они были в курсе исследований, работали с саратовскими материалами, представлявшими безусловный интерес для науки. В 1893 г. А. А. Спицын по поручению ИАК осматривал Увекское и Водянское городища. Проводил он и собственные раскопки в губернии в 1895 г. и 1912 г.40, публиковал материалы музея СУАК41, печатался в трудах саратовского общества42. Ведущие русские археологи всегда положительно отзывались о деятельности Саратовской комиссии и ее сотрудников. Интерес ведущих специалистов к нижневолжским археологическим материалам, изучением которых занималась, прежде всего, СУАК, и исследовательские мероприятия местной Комиссии требовали организации масштабного изучения региона в рамках съезда и оценки достигнутых результатов.

Как свидетельствуют архивные источники, графиня П. С. Уварова в принципе была согласна с постановкой вопроса, но, по ее мнению, съезд в Саратове не мог быть созван ранее 1920 года. Тем не менее с учетом длительности срока и сложностью утверждения города-кандидата данное решение нельзя считать окончательно принятым43. Из этого становится очевидным, что у ИМАО имелись какие-то долгосрочные перспективные планы по археологическому изучению западных губерний, что соответствовало концепции первостепенности славянской тематики. Первоначально всероссийские съезды проводились в крупнейших городах империи. Начиная с XI АС в Вильно (1893 г.), в их задачи входило планомерное исследование губерний, территории которых некогда входили в состав Древнерусского государства и его западных прибалтийских соседей. Обширная восточная часть государства пока явно не вписывалась в эти планы.

Вопросом о назначении XVII съезда в Саратове должны были заняться избранные от СУАК на Псковский съезд депутаты: хранитель музея С. А. Щеглов и хранитель исторического архива А. А. Гераклитов44. Но Псковский съезд так и не состоялся, хотя для его проведения было все подготовлено: собрана выставка, прибыл весь оргкомитет, стали съезжаться делегаты45. Съезд был отложен на неопределенный срок в связи с началом Первой мировой войны, о чем ИМАО разослало предупреждение в общества46. Местом проведения XVII АС (1917 г.) заранее был определен один из городов Западной Белоруссии (Могилев)47, но и этим планам не суждено было сбыться. Таким образом, археологический съезд в Саратове мог состояться не ранее 1920 г., однако новая политическая обстановка в стране не способствовала подобным начинаниям.

В заключение следует подчеркнуть, что археологические съезды играли ключевую роль в развитии археологической науки в России. На этих периодических форумах происходило взаимодействие представителей столичных и провинциальных научных обществ, осуществлялась презентация новейших достижений исследователей, обсуждались насущные научные проблемы и достижения. На съездах были представлены различные отрасли исторической науки: археология, архивоведение, источниковедение, этнография и музейное дело. Участие в подобных проектах было одним из приоритетных направлений в деятельности многих исто-рико-археологических обществ. На региональном уровне происходило обращение к комплексам исторической памяти. Шел научный поиск исторических истоков народов Российской империи.

Саратовская комиссия в своих истоках имела идею историко-археологического общества, в задачи которого входило, прежде всего, изучение древностей региона. К моменту образования Комиссии саратовцы уже имели ценный опыт участия в съездах. Регулярное участие в форумах прерывалась лишь из-за издержек финансирования. Выступая с докладами, члены СУАК знакомили делегатов с собственными научными разработками, представляли Нижнее Поволжье на общероссийском и региональном уровнях. С 1905 г. начинают предприниматься попытки организации археологического съезда в Саратове. В начале 1910-х гг. работа по созыву Саратовского съезда выходит на принципиально иной уровень. Своими научными достижениями члены СУАК доказали обоснованность претензий Саратова на роль организатора как регионального, так и общероссийского форума. Столь громкое заявление было поддержано ведущими учеными-специалистами. Наступление в стране череды резких социальных потрясений сорвало перспективные планы саратовского научного общества по многоаспектному историко-археологическому изучению региона.

 
< Предыдущая   Слудующая >