Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow История arrow Культура в эпоху глобализации













Культура в эпоху глобализации

Туризм как аспект диалога культур в эпоху глобализации

Автор: Ю. А. Селиверстов

Туризм на современном этапе развития человеческой цивилизации является системой обеспечения потребностей человека в реализации самых разнообразных целей, преимущественно социально-коммуникационных и познавательных. Глобальное значение туризма определяется несколькими цифрами: более 900 млн. туристских прибытий в год, более 10% мирового валового продукта, около 35% от экспортных услуг в мире и около 70% – в наименее развитых странах (НРС)1. Туризм является разновидностью путешествия и определяется как пространственное перемещение на срок более одних суток с различными целями за исключением получения дохода из источников в месте пребывания. Термин является производным от английского «tour», появившегося в первой половине XIX в. и обозначавшего организованное путешествие.

В настоящее время наиболее адекватно данному значению представление о «туристском пакете», т. е. наборе услуг, включающем потребление транспортных услуг, размещение и проживание в гостинице, экскурсионное обслуживание, групповое или индивидуальное сопровождение на туристском маршруте, аттракционную деятельность. Стоит отметить, что следует помнить и о временном перемещении туриста, поскольку пространственные ряды конкретных культур связаны с различным историческим временем, что и фиксируется в разных системах измерения времени. Даже когда турист живет в одном хронологическом измерении исторического процесса с аборигеном страны посещения, т. е. отсчитывает годы, дни и месяцы от Рождества Христова, он может, благодаря современным средствам коммуникации, выиграть день, перелетев из Нового Света в Старый.

История туризма на сегодняшний день реконструируется, прежде всего, как история диалога между представителями различных культур. Туризм издавна был связан с дипломатическими миссиями, разведывательной оперативной работой, паломничеством, заботой о здоровье, познавательной, научной и художественной деятельностью.

Как известно, первым признанным путешественником, предпринявшим поездки с профессионально-историческими целями, был Геродот. Он с уважением и искренним интересом описывал государственно-политическое устройство сопредельных Элладе культур и был примером преодоления этноцентризма путешественников. Этноцентризм и мультикультурализм – два полюса культурной самоидентификации туриста с древности до наших дней.

Туризм древности связан с развитием инфраструктуры путешествий – дорог, гостиных дворов, предприятий питания. Следы предпочтений туристов классической античной эпохи сохранены и сейчас: чудеса света и лечебные курорты насчитывают более чем двухтысячную историю. Достаточно вспомнить Байи в Ла-циуме, Аквинкум в Паннонии, Иераполис в Малой Азии и ныне являющиеся курортами мирового значения. Туристская глобализация древности была более осязаемой в связи с ограниченностью Ойкумены. Соответственно, путешественник мог рассчитывать не только на понимание представителей других культур, но иногда и на защиту закона. В рамках политико-дипломатического взаимодействия греческих полисов делегирование путешественнику ограниченных гражданских полномочий было взаимовыгодным решением, обеспечивавшим межкультурную коммуникацию.

Туризм средневековья носит отпечаток религиозных приоритетов. Это сложившаяся в Европе, на Ближнем Востоке и Южной Азии система маршрутов, освоенных и обжитых культурных экскурсионных туристских объектов. Это высший, почти сакральный статус путешественника, являющегося лицом юридически неприкосновенным.

Возрождение несет отпечаток предчувствия современной экономико-политической глобализации. Разумеется, настолько всеобщей взаимосвязи явлений культуры, подобных феноменам последних 50 лет, не могло быть. Однако в результате рефлексии Великих географических открытий был поставлен вопрос о пространственных границах мира. Папский меридиан стал вариантом политического решения вопроса о границах обитаемого пространства.

Развитие индустриального общества поставило вопрос о собственно туризме. Томас Кук на опыте предпринимательской деятельности убедился в постоянном росте спроса на организованный туризм, что не отрицает туризма самодеятельного, некоммерческого.

Современный туризм является сферой интересов государства. В этом ракурсе он может стать средством социальной регуляции, прежде всего как направленный поток информации для обмена с другими государственными образованиями, выполняя идеологические мировоззренческие задачи. В итоге – положительный образ страны, пропаганда собственных норм и ценностей. В более узкосоциальном аспекте туризм выступает как средство социального обеспечения потребностей экономически незащищенных слоев населения страны. Социальному туризму в современном обществе придается большое значение. Наряду с коммерческим туризмом он выполняет свое гуманистическое предназначение.

Эпоха глобализации в культуре индицируется интенсивным туристским обменом, приводящим к обмену мнениями о цивилизационных основах существования социальных институтов и взаимообразному заимствованию ценностей и стереотипов.

Термин «глобализация», вошедший в лексический минимум современного обществознания после первых докладов участников «Римского клуба», воспринимается большинством исследователей как формирование единого для всего человечества комплекса общезначимых ценностей и моделей развития. Возникает вопрос: по какому сценарию? Если государственных образований свыше 200, а этносов, соответственно, на порядок больше, означает ли это, что ценности всех составляющих территориальное государство этносов в равной степени вольются в его единую культуру. Если это на государственном уровне признается аксиомой и зафиксировано в большинстве юридических документов, то почему мы говорим о предпочтении североамериканского, индийского, исламского, китайского или западноевропейского вариантов глобализации? Вероятно, все культурные реалии должны представляться нам логически равноценными. Однако в реальной жизни этого не случается – всегда мешает этноцентрически ориентированный менталитет общества. С. Хантингтон даже мыслит глобализацию именно как столкновение цивилизаций. В рамках локально-цивилизационного подхода это было бы вполне логично, поскольку имманентные тенденции каждой отдельно взятой цивилизации даже при постоянных контактах и устойчивом влиянии других контрагентов культурного развития не способны к радикальному изменению. Но уже у А. Дж. Тойнби при выделении системообразующего религиозного таксона как основы цивилизационного различия заложена возможность компромисса будущего единого человечества (объект и предмет веры – един). Экуменическая тенденция, возможно, еще послужит делу объединения человечества. Питер Л. Бергер, сравнивая позиции С. Хантингтона и А. Тойнби, отмечает, что обе они укладываются в европейскую теорию модернизации, где роль «вызова» играет американская модель культурной глобализации.

Термину «менталитет» некоторые исследователи противопоставляют термин «глобалитет», обозначая им конкретно-культурную совокупность символов и смыслов, претендующих на общечеловеческую значимость3. Продвижение гло-балитетов конкретной культуры вызывает противодействие других аналогичных содержательных образований сознания общества, формируя институт общественного мнения. К примеру, сегодняшняя Франция соглашается с ролью глоба-литетов исламской марокканской и алжирской исламской культур, но не приемлет ни американского образа мыслей и жизни, ни соседского немецкого. Глобалитеты, или проявления местной глобализации в контексте туристского взаимодействия на фоне взаимодействия личностей как носителей культурных стереотипов часто приводят к архетипизации приемов общения и взаиомопони-мания. Примером служит ситуация совместного застолья, когда переводчики оказываются ненужными.

Туризм является универсальным способом информационного обмена между личностью и группой, внутри группы, в межгрупповом взаимодействии различных по происхождению и социальному статусу социальных объединений. Примером могут быть семья, отправившаяся в конное турне по горам Урала, или коллектив компании, выехавший на корпоративное мероприятие в отель «Rixos Sungate». Средства массовой информации и коммуникации, превратившие мир в «большую деревню», порождают парадоксы переживания человеком пространственных перемещений скорее как психологических затрат, нежели трат физико-кинетических. Да и в действительности турист может забронировать и подтвердить тур любой сложности в 5–10 минут, оплатить его в следующие 5 минут и выписать документы в последние 5 минут. Сложность внутреннего туризма вызывается, как это ни удивительно, перемещением на малое расстояние, требующим затрат мускульной энергии или соответствующего качества дорог и отсутствия транспортных пробок. Длительность же межатлантических перелетов в ближайшее время сократится до четырех часов. Таким образом, вся планета по возможностям совершения реальной результативной деятельности будет равняться возможностям деловой активности в мегаполисе.

Может ли диалог культур служить методом глобализации? Мультикультура-лизм как принадлежность человеческой личности нескольким, многим культурам связан с детерриторизацией культуры, превращением ее в совокупное достояние человечества. Благодаря диалогу культур человек делается неизмеримо богаче и свободнее. Роль диалога культур в истории традиционно сводилась к дополнительной функции. Основной же функцией выступал цивилизационный конфликт в неправовых его формах (к примеру, Гражданская война в США) или правовой (Великие реформы Александра II в Российской империи). Роль конкретной территории оказывалась, скорее, связана с личностными смыслами конкретного человека, нежели с совокупными ценностями человечества, что подчеркивали авторы теории информационного общества.

Турист всегда является участником межкультурной коммуникации, находящимся в ситуации культурного плюрализма. Его состояние нередко характеризуется как культурный шок. Он оказывается окруженным культурными артефактами иной культуры. Реакцией является либо отторжение непрерывно меняющихся в его сознании смыслов (трудности перевода на язык родных реалий жизни чуждых социально-бытовых или политико-правовых, а чаще религиозно-мифологических реалий), либо некритическое восприятие смыслов как необходимых для успешной личностной адаптации в иной социокультурной среде. Где-то посередине возникает диалог культур как восприятие важности иного смысла при сохранении собственного. Риск продолжения бессмысленного действия в иной культуре всегда велик. Он существует и в культуре собственной, что Ж. Бодрийяр описывает феноменом симуляции, вызванным разрушением традиционных культур и отрывом содержания культуры от смысла. Смыслы утрачиваются, а опредмечивающая их деятельность остается. Очень трудно говорить здесь о культурной уместности.

Сценарий глобализации описывается столкновением цивилизационного содержания различных регионов. Прогноз преобладания американских ценностей как ядра общечеловеческих вряд ли осуществим. Как утверждают сами американские исследователи, американцы наименее склонны к межкультурной коммуникации и культурному диалогу. По данным Г. К. Триандиса, средний показатель неудачных назначений для работы за границей для американцев достигает 70%5. Китайский цивилизационный изоляционизм также не оставляет надежды на реализацию китайского сценария глобализации. Остальные региональные культурные реалии вполне совместимы в рамках мультикультуралистской концепции формирования общечеловеческих ценностей.

Роль туризма в современном мире характеризуется не только его экономической эффективностью, сравнимой разве что с добычей нефти и газа или автомобилестроением. Комплексная сложность многоцелевого туристского взаимодействия делает туризм основной надеждой современной цивилизации.

Туризм как форма межкультурной коммуникации и содержательного культурного диалога по-прежнему остается наиболее предпочитаемым способом межэтнического взаимодействия.
Туризм формирует и изменяет стереотипы восприятия другой культуры, развивает способы адаптации личности туриста в иной культурной среде, способствует образованию навыков социализации и ресоциализации.

Туризм служит одним из наиболее эффективных способов обеспечения базовой социальной потребности личности в познании нового.

Туризм – лучшее средство международного взаимодействия, используется с дипломатической и иной политической целями с наивысшей эффективностью.

Туризм – лучший гарант мира. Там, где развивается туризм – нет места военным действиям. Но, к сожалению, и наоборот: военная угроза порождает спад туристской активности. Соответственно, рост туристской инфраструктуры порождает совокупность социальных условий, способствующих сохранению мира.

Туризм обладает огромным воспитательным потенциалом. Социально значимые для сохранения стабильности общества качества толерантности, эмпатии, социальной мобильности, культурной уместности воспитываются соприкосновением с примерами другой культуры.

Туризм – средство сохранения здоровья и обеспечения лечения в случае болезни. Возможности рекреационного туризма практически неограниченны.

Туризм обладает широчайшим спектром образовательных возможностей. Образовательные туры стали повседневной практикой в изучении языка и профессиональной подготовке любого уровня.

Туризм является универсальной возможностью обеспечения религиозных потребностей человечества. Паломничество к святыням различных конфессий, сам образ «пути» как непрерывного восхождения личности по ступеням к высшему абсолюту – эти реалии неразрывно связаны с современным религиозным ренессансом.

Туризм – наиболее интенсивно развивающийся сектор экономической жизни общества. Доходы от туризма постоянно увеличивают ВВП. Туризм создает устойчивый рынок рабочей силы. Он обеспечивает экономические эффекты мультипликатора и акселератора.

Социокультурная ситуация современности определяет задачи туристской деятельности на ближайшие несколько лет.

Экономический кризис влияет на развитие различных сфер и рынков по-разному. Сфера услуг более подвижна и гибка. Темпы роста объемов туристских услуг сократились. Однако соответствие предложения туристскому спросу установилось практически сразу после начала кризисных явлений. Скорее чувствуется определенный дефицит рыночного туристского продукта, нежели его переизбыток.

Социопсихологическое обоснование законов потребления приводит к парадоксальному выводу: экономический кризис в самую последнюю очередь затрагивает сектор престижного потребления и обеспечения потребностей развития. Закон Э. Энгеля гласит, что с повышением уровня дохода возрастают траты на обеспечение потребностей развития личности. Одним из способов обеспечения данной потребности и является туризм. Опыт практической работы в туристском секторе за последние полгода показывает, что VIP-туры и востребованные дорогие гостиницы в сфере выездного туризма в нашей стране раскупаются быстрее, чем недорогой туристский продукт. Закон Т. Веблена показывает связь между престижным обеспечением потребности и ожиданием повышения социального статуса в результате престижного потребления. В эпоху кризиса, будь он экономическим либо общесоциальным, престижное потребление не утрачивает своего значения. Люди, озабоченные собственным имиджем и служебной карьерой, не пренебрегают путешествиями и участием в престижной культурной жизни.
И наконец, в эпоху кризиса человеческая жизнь продолжается. Как сказал Августин Аврелий, нет ни «прежде», ни «потом», есть только «сейчас». И если человек сделал все от него зависящее, чтобы суметь остаться на прежнем уровне производства и потребления, то он чувствует необходимость в сатисфакции. Таковой и является путешествие.

Прогнозы развития туристской отрасли в нашем отечестве различны. Из успешного сектора экономики, обеспечивающего более десятой части мирового совокупного продукта, она может превратиться в элитарное предпринимательство или государственно – регулируемый рынок с ограниченным ассортиментом туристских товаров и услуг. Развитие кризисных явлений в современной экономике, совпадение структурного кризиса с циклическим предполагают изменение стратегии туристской работы на ближайшие 2–3 года. В связи с ростом монополизации рынка производства туристских товаров и услуг возрастает количество франчайзинговых и иных форм деятельности в туризме. Сетевые агентства более устойчивы к спаду производства и потребления, нежели независимые. Однако количество туристских операторов и агентств сокращается и, видимо, уменьшится на четверть, судя по опыту прежнего кризиса в туриндустрии.
Ситуация в туристском секторе экономики производителя показывает рост тенденции к монополизации производства, финансирования и управления организацией туристского обслуживания. Внимание иностранных гигантов туризма, таких как Tomas Cook, TUI, привлекают крупнейшие отечественные компании, такие как НТК «Интурист», «Натали-Турс», «ВКО». Данные компании похожи на их европейских коллег. Это вертикально интегрированные холдинги с мощным производственным звеном – туроператором, разветвленной системой собственных розничных агентств в столицах и на периферии и сильной командой топ-менеджеров, позволяющей совмещать диктат собственников-директоров с демократическим оперативным управлением компанией.

Государство также стремится не опоздать к регулированию данного процесса. Парадокс заключается в том, что административных рычагов воздействия на туристский бизнес с вступлением в силу закона РФ от 24 ноября 1996 г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в редакции от 5 февр. 2007 г.) стало гораздо меньше. Отмена обязательного лицензирования туристской деятельности привела к тому, что даже точная численность операторских туристских компаний в нашей стране неизвестна. Судя по приведенной на встрече главы ФАТ Анатолия Ярочкина с председателем Правительства РФ Владимиром Путиным статистике, количество операторских компаний достигает пяти тысяч, а вместе с агентскими организациями – двадцати тысяч по территории России. Это число явно избыточно для удовлетворения нужд соотечественников в туристских услугах. Тем более что большинство по-прежнему предпочитает неорганизованный туризм. Кризис уменьшит на треть количество компаний, занятых в туристской сфере, но при устойчивом спросе на туристские услуги произойдет реструктуризация туристского рынка услуг. Укрупнение туроператоров, поглощение и слияние ранее независимых компаний, объединение агентств в сетевые объединения, инвестирование иностранного капитала – все это уже было в кризис 1998 года. Однако масштабы нынешних перемен существеннее. Они вызваны и необходимостью интенсификации туристского сервиса и управленческих процедур. Новые информационные технологии делают производство и потребление туристского продукта более качественным и успешным.

Потребительский рынок сокращается в среднем на 25–30% объема, по оценкам специалистов. Однако сегмент элитарного туризма остается почти без изменений, количество низкобюджетных поездок в выездном туризме возрастает. Сокращается потребление в секторе от 1 до 3 тыс. долл. за тур на человека6. Следовательно, так называемый средний класс в России так и не сложился. В случае реализации данного прогноза Россия будет резко выделяться по падению числа посещений от общемирового, «соревнуясь» с ближневосточным регионом.

Итак, кризисные явления в социокультурном ракурсе демонстрируют как отрицательную, так и положительную динамику. Экономический спад порождает ограничение ресурсных возможностей для развития производства туристских товаров и услуг и расширения потребительского рынка. Структурная перестройка туристской отрасли, требующая большей компьютерной оснащенности, большей слаженности работы туроператоров и агентов, большего государственного контроля и реального управления в сфере туристского бизнеса, «благодаря» кризису будет завершена в достаточно короткий срок. Основные направления деятельности – обновление отельной базы внутреннего туризма, развитие сети предприятий питания, улучшение эмоционально-психологического уровня социального сервиса и экскурсионной работы. Устойчивый, сформированный десятилетиями ожиданий выезда за границу потребительский спрос на продукт выездного туризма не исчезнет насовсем, превратится в отложенный спрос. Это дает надежду на туристический бум в ближайшем будущем, к которому нужно готовиться уже сейчас, развивая инфраструктуру внутреннего туризма и ассортиментные возможности выездного. Сделать туризм внутри Российской Федерации конкурент-носпособным, равным по возможностям выездному туризму в страны ближнего и дальнего зарубежья – достойная задача для работников туриндустрии в ближайшие годы, хоть и очень трудновыполнимая.

 
< Предыдущая   Слудующая >