Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Социология arrow Негэнтропийное развитие человечества













Негэнтропийное развитие человечества

К проблеме негэнтропийного развития человечества

Автор: А.С. Скачков

Позитивный вектор развёртывания потенциала общественной сущности людей, состоящей из неразрывной связки их социентальных качеств (сознания, деятельности, общественных потребностей, интересов, отношений, нормативности (уже – нравственности), определяется различными авторами как эктропийный (термин Ф. Ауэрбаха) или негэнтропийный. При этом какое-либо развёртывание этого потенциала происходит не в пустоте, а в социуме и Природе, как расширительно понимаемой (возможно, не только земной) биосфере. 

Биосфера является в Универсуме такой системой, устойчивое развитие которой негэнтропийно, т.к. определяется возрастающим производством свободной энергии из её рассеянных или рассеивающихся косных форм. И только в её рамках воспроизводит себя социум. Применительно к Природе справедливо утверждение представителей «конструктивистского космизма» («смысл жизни в борьбе против увеличения энтропии»), процитировавших утверждение Патриарха РПЦ Алексия II: «Человек должен связать свою жизнь с борьбой против роста энтропии»3. Значит, применительно к единству людей и Природы справедливо утверждение: смысл нашей жизни в борьбе против увеличения бесчеловечности, т.е. проявления энтропии в её социальной форме.

Т.е. процесс негэнтропийного развития человечества, или человечность есть процесс, аналогичный устойчивому развитию биосферы в целом. Но борьба с энтропией в её общественной форме невозможна без сознания, без логической деятельности мозга. Это деятельность по производству знаний, наиболее значимыми из которых являются зрелые знания в понятийной форме. Последние служат основанием для создания всё новых орудий труда и технологий, которые (хотя, на наш взгляд, далеко не все) являются «усилителями мощности». При этом в сознании каждого человека существуют рефлексивные структуры, определяющие модель нормативности через «этическую систему». Поступки человека реализуются в соответствие с 1-й либо 2-й этической системой, которыми задаётся ценностно-целевое содержание междусубъектных отношений. Аттрактивно-пассионарный тип личности неразрывно связан с действием рефлексивных структур в рамках 1-й этической системы, с доминантой на обобщение, понятийное раскрытие содержания космо-био-социального опыта людей, создание орудий труда и технологий, являющихся собственно усилителями мощности человеческой жизнедеятельности, которые данный тип не использует в их возможном бесчеловечном применении. Но бесчеловечное применение каких бы то ни было объектов возможно и в сильной или в ослабленной формах и спорадически или перманентно осуществляется неат-трактивно-пассионарными и неаттрактивно-непассионарными субъектами, создающими помимо прочего и орудия, и технологии разрушения как вне-человеческой, так и человеческой частей антиэнтропийного процесса в Универсуме. Почему бы в связи с этим не вспомнить, что одно дело считать для человека достойным подражание не просто животным, в том числе – паразитам, но и явным хищникам, что в отношении органопроективно понимаемых техники и технологий активно проповедовал, напр., О. Шпенглер, другое дело – в своей жизнедеятельности воздерживаться от такого подражания. Тогда станет понятно, что же такое собственно 1) «общественная автотрофность» и 2) «общественная гетеротрофность».

Однако, собственно определений ни первого, ни второго из заявленных терминов ранее никем не давалось, хотя в ряде ноосферологических работ говорилось о «растущей общественной автотрофности» (В.П. Казначеев, В.А. Лось, А.Д. Урсул, А.Л. и Ф.Т. Яншины) в связи с продвижением человечества к возможному и желаемому общепланетарному ноосферному единству. Поэтому в данном исследовании предлагаются первичные рабочие определения. Они получены из достаточно репрезентативной выборки употребления словосочетания общественная автотрофность (или «социальная», как у В.И. Вернадского, употреблявшего также и термин «социальная гетеротрофность») различными авторами, использовавшими при этом не во всём совпадающие, а то и несовместимые контексты.

Общественная автотрофность – тип междусубъектных взаимосвязей и взаимообусловленностей, когерентных эффекту целостности авто-трофной биосферы Земли и её управляющей автотрофной подсистемы, в рамках которого ведущей стороной жизнедеятельности субъектов является удовлетворение потребностей за счёт рассеянного вещёства, энергии и информации в противовес их удовлетворению за счёт паразитирования или причинения распада целостным системам в виде субъектов и вмещающих биоценозов. Такой тип междусубъектных взаимосвязей и взаимообусловленностей невозможен без постоянного, достаточно устойчивого, последовательного и напряжённого поиска наиболее гармоничного на каждый конкретный момент времени развития социетальных качеств тем или иным субъектом. Процесс его задействования и есть то, что в различных мировоззренческих традициях принято обозначать именами подлинная духовность, дэ, благодать и т.п. В таком случае общественная автотрофность есть показатель мощности человечности тех или иных субъектов в их неустранимом междусубъектном существовании с момента появления на Земле представителей вида Homo sapiens sapiens. Если так, то общественная автотрофность присутствовала и до неолитической революции в период примитивного собирательства и «коллективной охоты», когда возник и только некоторыми сообществами устойчиво поддерживался и совершенствовался в своём содержании запрет (табу) «не убий!»1, как принципиальный регулятор междучеловеческой агрессии, требующий культивации действий представителей этической системы 1-го типа в их взаимосвязи и взаимообусловленности с антагонистами. В таком случае «закон техно-гуманитарного баланса», понимание которого есть, напр., в мировоззрении Н.Ф. Фёдорова, есть следствие реально осуществившихся в мировой истории стратегических побед первых над вторыми: «…На всех стадиях социальной жизнедеятельности соблюдается закономерная зависимость между тремя переменными – технологическим потенциалом, качеством выработанных культурой средств регуляции поведения и устойчивостью социума. В самом общем виде зависимость, обозначенная как закон техно-гуманитарного баланса, формулируется следующим образом: чем выше мощь производственных и боевых технологий, тем более совершенные механизмы сдерживания агрессии необходимы для сохранения общества (курсив А.П. Назаретяна)»3. И именно дальнейшее развитие, устойчивый рост общественной автотрофности и следует признать тем процессом, который привёл некоторые сообщества к позитивному (иные же просто погибли) социо-культурному исходу неолитической революции, когда в качестве способа выхода из системного кризиса, угрожавшего дальнейшему существованию человеческого рода, возникло земледельческое хозяйство, признававшееся В.И. Вернадским (а теперь и всеми, занятыми ноосферной проблематикой) элементом общественной автотрофности1, и укрепилась «система Учитель». Общественная автотрофность отнюдь не была и до сих пор не есть всеобщее явление в действительности человечества. Она была и является процессом, сосуществующим с противоположным процессом в виде общественной гетеротрофности, которая всегда была и будет фундаментальной причиной возникновения системных кризисов в жизнедеятельности тех или иных субъектов.

Общественная гетеротрофность – тип междусубъектных взаимосвязей и взаимообусловленностей, дискогерентный эффекту целостности авто-трофной биосферы Земли и её управляющей автотрофной подсистемы, в рамках которого ведущая сторона жизнедеятельности субъектов – удовлетворение потребностей посредством паразитирования или причинения распада целостным системам в виде субъектов и вмещающих биоценозов. Её наиболее грозной и трудно устранимой формой проявления (в отличие от прямого каннибализма, адельфофагии) является война в исходном захватническом модусе, т.к. войн оборонительного модуса нет и не может быть не в качестве следствий из первого. Субъекты разжигания войн, которые В.И. Вернадский называл «изжитками варварства», являются наиболее опасными субъектами торможения «перехода биосферы в ноосферу»3. Причём захватническую войну следует понимать расширительно: это и «холодная гражданская война», признаваемая некоторыми теоретиками сингуляристской теории общества неотъемлемым атрибутом индивидуалистически кодифицированных социальных систем, и информационная, и психологическая война, и экономические войны, напр., в их торговой разновидности и т.п. Т.е. человечество можно признать полностью реализовавшим общественную автотрофность только в том случае, если войны, как один из способов разрешения междусубъектных конфликтов, будут полностью устранены. Только в таком случае можно будет говорить о едином ноосферном человечестве: «Изгнание войн из жизни общества… (Вернадский. – А.С.) расценивал как «первые проявления… перехода человечества к ноосфере». В.И. Вернадский был убеждён, что в условиях ноосферы мир между народами – это не просто отсутствие войн, а создание такой объективной ситуации, когда исчезнет сама возможность их возникновения»4. «Исключение войн из жизни общества… Вернадский считал чрезвычайно важным для создания и существования ноосферы.

Оно ещё не выполнено (курсив Ф.Т. Яншиной)»1. Поскольку же именно война есть та форма общественной гетеротротрофности, которая быстрее всего ведёт к омнициду в виде последствия вооруженного конфликта с применением термоядерного оружия2 (и не только) и приводит в виде «войны против при-роды»3 (т.е. против биосферы) практически к тому же результату, то вне пути наращивания общественной автотрофности у человечества просто нет будущего. Следовательно, у человечества есть будущее только в том случае, если в его действительности будут доминировать субъекты-носители общественной автотрофности, но это же значит неизбежную гибель или деградацию большинства субъектов-носителей общественной гетеротрофности. Значит, борьба за будущее человечества с неизбежностью приводит последних к особой стратегии рефлексивного управления, мимикрии под добро, модель которой очень чётко осознавал и назвал «обманчивой и соблазнительной личиной добра» В.С. Соловьев: «Блеска … у этого поддельного добра – хоть отбавляй, ну а сущностной силы – никакой». Объективная тенденция этой модели в плане разработки средств вооружённого нападения и защиты такова, что всё большее применение будут иметь «типы и виды нелетального оружия (включая гипотетические)», напр., использующие феномен «радиозвука». Воздействие оружия такого типа аналогично вирусной атаке (так сказать атаке микро- или наномасштаба), после которой вирусы, размножившиеся за счёт энергии, вещёства и информации, извлёченных у пораженного объекта, «умиротворяются» в латентной фазе существования.

Итак, те носители общественной гетеротрофности, которых можно назвать соответствующего качества мировой элитой, не столь слепы, чтобы не видеть неизбежность гибели. Но таковую можно обеспечить только развитием комплекса прорывных автотрофных технологий (информационных, энергетических, биохимических и т.д., и, соответственно, гуманитарных), значит, торможение развития таких технологий может составлять составлять стратегическую задачу элиты такого сорта. Конкретизируя, можно сказать, что для некоторых выгодно вести, что называется «самотёком», процессы глобального потепления климата, ресурсного и антропологического истощения до катастрофических значений, нежели, напр., сосредоточить духовные и материальные ресурсы на разработки «энергетики, построенной на круговороте тепла», напр., «фабрик холода», которые полностью вписываются в технологическую составляющую роста общественной автотрофности, или, напр., на решение проблем создания управляемого термоядерного синтеза, или на глобальное развитие солнечной энергетики, равно как и всех остальных «возобновляемых энергетик», являющихся прямым или косвенным следствием энергетики Солнца: геотермальной, приливной, ветряной и т.д. и т.п.3 В этом плане им нужны отнюдь не аттрактивно-пассионарные личности и не передача пассионарной ат-трактивности по каналам общения и коммуникации. Отнюдь нет. Поскольку им не нужны общества, управленческие структуры которых определяемы такими личностями или хотя бы подпадают под их прямое влияние.

Из всего сказанного следует, что ноосфера, её эпоха, определённая Н.Н. Моисеевым в качестве коэволюции человечества и природы, реально может существовать только в русле негэнтропийного течения общественной жизни с неотъемлемым от него показателем в виде роста общественной авто-трофности. Причём позитивное развёртывание её потенциала не есть желаемое будущее для тех, кто в настоящее время и в прошлом в качестве основной стратегии собственной жизнедеятельности поддерживал и развивал общественную гетеротрофность. Человечество сможет становиться всё более единым и гармоничным полем взаимосвязей и взаимообусловленностей субъектов только при всемерном развитии общественной автотрофности и доминации её носителей в мировой общественной жизни. Устойчивый рост общественной автотрофности может быть выражен терминологически различно, напр., термином «суперменeз», предложенным в синергетической трактовке ноосферного вектора глобализации – либеральной глобализации с «человеческим лицом». Ноосферогенез и процессы формирования аттрактивных личностей положительно комплиментарны: автотрофность человечества – это новое системное ноосферное качество, регулирующее начало подлинной человечности обществ и личностей.

 
< Предыдущая   Слудующая >