Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow История arrow Традиции семейного воспитания













Традиции семейного воспитания

Традиции семейного воспитания: воспитание наследников в царской семье в XVIII веке

Автор: Афанасьева Н.А.

Среди многочисленных аспектов изучения истории российского образования особое место занимает обучение и воспитание наследников престола в XVIII в. В различные эпохи понимание того, что должен знать и уметь будущий государь виделось по-разному. Характер образования подчинялся существующему порядку, а сам процесс обучения нередко находился под контролем правящего монарха, диктующего свою волю. Однако в XVIII в. модель подготовки царствующей особы только начинала вырабатываться и не всегда достигала намеченной цели. Поэтому образование царевичей в XVIII в. вызывает интерес с позиции того, как оно, трансформируясь и меняясь, к концу века сложилось в совершенно новую образовательную модель наследников престола, воплотившуюся в законченном виде в подготовке Александра I к царствованию.

Процесс образования наследников престола в XVIII в. в историографии изучен недостаточно полно. Работы дореволюционных авторов (Б.Б. Глинский, И.Н. Божерянов, Н.Г. Устрялов, С.М. Соловьев), а также современных исследователей (Н.И. Павленко, А.С. Мыльников, А.В. Скоробогатов и др.), посвященные отдельным правителям, в основном носят повествовательно-описательный характер и не дают представления о динамике образовательного процесса наследников престола в XVIII в. Образование каждого царевича показано обособленно и не сравнивается с уровнем подготовки наследников, существовавшим до этого. В работах присутствуют не только разнообразные точки зрения и спорные вопросы, но и целый набор проблем, требующих более пристального внимания со стороны исследователей.

Образовательный процесс наследников в XVII в. осуществлялся без создания специальных планов, в качестве которых выступала традиция. Попытки внести новые черты в образование наследников были предприняты ещё Алексеем Михайловичем. Для своих детей, с помощью приставленного к ним учителя Симеона Полоцкого, он расширил рамки традиционного обучения. Было введено изучение новых предметов, которые во многом сформировали их мировоззрение, представление о политических делах, расширили их кругозор [1, 157]. Тем не менее, эта попытка терялась на фоне господствовавшего церковно-религиозного образования, и потому она не получила дальнейшего развития.

Прежнее обучение и воспитание царских детей в менявшихся условиях первой четверти XVIII в. не только не могло расширить их кругозор, но и подготовить к разностороннему управлению страной. Петр I, начав сам обучаться по старой системе, позднее осознал отсталость российского образовательного процесса по сравнению с Европой и поэтому взялся за его реформирование. Желая вырастить своего сына Алексея достойным преемником, он хотел дать ему европейское образование. Были приглашены иностранные учителя, составлен образовательный план. Приобщение Алексея Петровича к государственным делам должно было стать важнейшим элементом подготовки наследника, что также не соответствовало прежней системе. Обучение царевича не отличалось от тенденций, характерных для российского дворянского образования начала XVIII в. Предполагалось, что образовательная программа Алексея станет примером в дальнейшем обучении и воспитании наследников престола [2, 17]. Но в силу того, что это был первый подобный опыт реформирования образования в целом, некоторые черты древнерусского обучения все же присутствовали. Так, уделив основное внимание обучению Алексея, Пётр оставил без изменения воспитание. Поэтому оно осталось в традиционных рамках, под влиянием которых была сформирована личность Алексея [3, 110]. Новая модель образования наследников престола в первой четверти XVIII в. только начала формироваться. Для окончательного утверждения новой модели подготовки наследников требовалось время.

Вторая четверть XVIII в. с чередой дворцовых переворотов показала, что проблема воспитания и обучения наследников престола была хорошо осознана. Представление об обязанностях государя несколько изменились: теперь обладание властью ставилось выше концепции «государь – первый слуга Отчества». Воспитатель Петра II А.И. Остерман учел это при составлении детальной программы обучения «Расположение учении его императорского величества Петра второго» и «Представление о разделении часов» [4, 78]. Теперь образовательные планы были связаны с ведущими европейскими педагогическими теориями. Однако в центре внимания таких проектов находился лишь процесс обучения наследников, цель которого состояла в подготовке монарха европейского уровня. Но подобная ориентация образования приводила к тому, что изучение России вообще не выделялось в планах. Так произошло в случае с Петром III, который до 13-летнего возраста обучался в Германии [5, 133]. В дальнейшем его образование в России носило во многом вынужденный характер. Проблемы же воспитания и формирования особых качеств монарха в проектах первой половины XVIII в. не рассматривались вовсе. План обучения будущих императоров слабо учитывал специфику их предстоящей деятельности и не предусматривал подготовки к самому главному – управлению государственными делами. Эта неучтенность приводила к тому, что образование было лишь формально привязано к наследникам престола. Однако даже такие проекты в условиях общественно-политической жизни России первой половины XVIII в. не были реализованы.

Начало 60-х гг. XVIII в. поставило остро вопрос о будущем России. Пришло понимание того, что монарх должен быть не только европейски образован, но и уметь грамотно вести политические дела. Именно поэтому опыт подготовки Павла Петровича можно считать одним из наиболее удачных образовательных проектов XVIII в. План, составленный воспитателем наследника Н.И. Паниным, предполагал разделить обучение на два этапа. Первый этап включал изучение различных наук, религиозную подготовку, формирование основных моральных качеств. Другими словами, именно в это время была заложены главные качества просвещенного монарха. Второй этап предполагал серьезную политическую подготовку. С начала XVIII в. приобщение наследников к государственным делам проходило по-разному. Ни в одном из проектов обучения этому процессу не уделялось большого внимание. Видимо, это связано с различным пониманием обязанностей монарха, которое менялось с течением времени. Лишь в плане Панина были обозначены способы включения наследника в политическую жизнь [6, 14].

Успех реализации плана обучения во многом зависел не только от обучающих, но и требовал много сил со стороны обучающегося. Образовательная программа Павла Петровича, составленная с использованием различных европейских моделей подготовки наследников, была успешно реализована.

Таким образом, можно говорить о том, что в России к началу 70-х гг. XVIII в. образовательная модель наследников престола вполне сформировалась. Она строилась на сочетании различных компонентов. Обязательным условием являлось наличие специально составленного образовательного плана. В нем обозначались цели и методы подготовки наследника, выделялись её этапы, определялись предполагаемые результаты образования. Программы предусматривали гармоничное сочетание процессов обучения и воспитания и строились с учетом европейского педагогического опыта. В качестве важнейшей составляющей выступало изучение истории России, которое должно было подготовить наследников к их будущей деятельности. Для реализации программы приглашались учителя и наставники, зарекомендовавшие себя специалистами в различных областях знания. Завершающий этап образования предусматривал различные способы приобщения будущих правителей к политической деятельности. Последовавшая подготовка будущих императоров в конце XVIII – XIX вв. во многом строилось с учетом сложившейся схемы.

Литература

1.    Забелин И.Е. О детстве Петра Великого /И.Е. Забелин //Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. - 1861. - Кн. 3. - Отд. I.
2.    Павленко Н.И.Царевич Алексей /Н.И. Павленко. - М., 2008. - С. 10-40.
3.    Соловьев, С.М. История России с древнейших времен /С.М. Соловьев. -М., 1993. Кн. IX. Т. 17.
4.    Костомаров Н.И. Царевич Алексей Петрович; Самодержавный отрок /Н.И. Костомаров. - Ярославль, 1990.
5.    Калашников Г.В. Заметки об образовании будущего императора Петра III /Г.В. Калашников //Археографический ежегодник за 2003 г. - М., 2004.
6.    Шильдер Н.К. Император Павел I /Н.К. Шильдер. - М., 1996.

 
< Предыдущая   Слудующая >