Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Психология arrow Психоэмоциональное напряжение у мужчин





Психоэмоциональное напряжение у мужчин

Сравнительный анализ параметров гемодинамики и психоэмоционального напряжения у мужчин различных социально-экологических групп с артериальной гипертензией

Автор: Наймушина А.Г.

Радикальные изменения социально - экономической и политической структуры современного российского общества способствовали возобновлению интереса ученых к исследованию механизмов адаптации индивидуума в условиях длительного психоэмоционального напряжения (синонимы: психоэмоциональный стресс, эмоциональный стресс, эмоциональное напряжение). Анализ литературных источников показал, что распространенность сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) может служить надежным градиентом успешной социальной адаптации индивидуума при воздействии эмоционального и социального напряжения в условиях глобальных трансформаций современного общества [1, 2]. П

о мысли L. F. Berkman (2005), большинство ученых недооценивают важность понимания социальной составляющей возникновения кардиоваскулярной патологии. По мнению R. V. Milani (2007), из множества событий, которые воздействуют на пациентов с ССЗ, ни одно не является столь вездесущим, как психоэмоциональное напряжение и обусловленные стрессом условия рабочей нагрузки. В то же время ряд исследователей считает, что точная оценка роли ПЭС в возникновении ССЗ может быть неуловимой из-за субъективного восприятия эмоционального напряжения и связанных с работой требований, имеющих маскирующий характер [4, 7].

В настоящее время многие ученые объясняют связь между артериальной гипертензией (АГ) и такими факторами риска, как социальная угнетенность, материальные трудности, профессиональные психологические перегрузки. Тогда как исследований распространенности АГ у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками (высокий уровень образования, профессиональная адаптация и стабильный брачный статус) и у мужчин с высокой нервно-психической устойчивостью мы не встретили.

С другой стороны, современная клиническая медицина и экология человека поддерживают концепцию стратификации факторов риска (ФР) в про-грессировании мультифакториальных процессов, состояний и заболеваний в рамках сердечно-сосудистого континуума [5]. Используя принципы направленного отбора, мы оценили значимость распространенных факторов диза-даптации (курение, избыточный вес, гиперхолестеринемия, высокий уровень тревожности) и второстепенных ФР (психосоциальных и психоэмоциональных) у мужчин в состоянии длительного ПЭС.

Материалы и методы исследования: В ходе многолетних исследований, посвященных изучению индивидуально-типологических особенностей психофизиологической адаптации у лиц с устойчивыми базовыми социальными характеристиками, выявлена большая группа мужчин со стресс-индуцированной АГ – 443 пациента, у которых обнаружена прямая причинно-следственная связь возникновения АГ и ПЭС (I группа). Также была сформирована социально-экологическая группа сравнения – мужчины, профессиональная ориентация которых изначально предполагала наличие хорошей физической подготовки, высокого уровня здоровья и нервно-психической устойчивости (военнослужащие сотрудники уголовно-исполнительной системы). Всем респондентам измеряли АД, вычислили ИМТ, определили уровень общего холестерина (ОХС) и глюкозы. Провели УЗИ брюшной полости и щитовидной железы, ЭКГ, Эхо-КГ, СМАД и ЭКГ, исследование глазного дна. Психодиагностическое тестирование включало метод прямого опроса, определение стрессоустойчивости по методу T. H. Holmes, R. H. Rahe (1982), тест J. Taylor (1953), тест Н. J. Eysenk (1963) – EPI, тест маскулинности-фемининности S. L. Bem (1974).

Результаты исследований. На основании метода прямого опроса и анализа записей амбулаторных карт нами было установлено, что у 37 военнослужащих мужчин кратковременное, либо длительное эмоциональное напряжение вызывало стойкое повышение АД – группа лиц со стресс-индуцированной АГ (II группа), у 32 военнослужащих мужчин подобной связи выявлено не было, но именно в этой группе преобладали лица с отягощенным семейным анамнезом по ССЗ (III группа). Таким образом, уже на начальном этапе исследовательской работы мы получили возможность установить прямую причинно - следственную связь ПЭС и АГ у лиц с высокой нервно-психической устойчивостью и у мужчин с устойчивыми базовыми социальными характеристиками в I-й и II-й группах.

По данным таблицы 1 у военных мужчин со стресс - индуцированной АГ (II группа) зарегистрировано достоверно более раннее начало и большая продолжительность заболевания, более ранний срок увольнения со службы. При амбулаторном измерении АД и ЧСС достоверных различий в группах сравнения выявлено не было. У военных мужчин с АГ (III группа) зафиксированы достоверно более высокие показатели ОХС - 6,48+0,19 ммоль/л и ИМТ - 30,37+0,76кг/м в сравнении с остальными пациентами. По данным Эхо-КГ достоверных отличий в группах сравнения не выявлено.

Данные СМАД у 443 мужчин с выявленной впервые АГ (I группа) показали, что САД день составило у них 143,95+0,37 мм рт.ст., САД ночью -124,42+0,51 мм рт.ст., вариабельность САД и ДАД не превышала должных значений. Показатели АД ср. были выше должных значений. Значения СИ САД составили - 13,21+0,35%, СИ ДАД - 15,05+0,36%. Оптимальная степень ночного снижения АД была зафиксирована у 37% обследованных мужчин, недостаточная степень ночного снижения АД - у 40% пациентов, у 8% была зафиксирована повышенная степень ночного снижения АД. Оптимальной нагрузка давлением выявлена у 15% мужчин, лабильное АД зафиксировано у 16% пациентов. Стойкое повышение САД и ДАД - у 58% пациентов, только ДАД - у 11% мужчин. В этой группе в 63% случаев зарегистрировано недостаточное снижение ЧСС ночью, подтверждающее гиперактивность симпатической нервной системы.

Уровень сопротивляемости ПЭС у всех мужчин был выше 300 баллов, что, согласно данным T. H. Holmes, R. H. Rahe (1982), определяло вероятность развития психосоматической патологии в 90% случаев у обследованных авторами респондентов. Метод прямого опроса показал, что для всех мужчин были важны, в первую очередь, карьерные установки и финансовая заинтересованность; на втором месте по значимости психотравмирующих ситуаций пациенты обозначили сексуальную дисгармонию, на третьем месте -    проблемы межличностных отношений в семье, злоупотребление алкоголя. У всех пациентов уровень образования соответствовал профессиональной компетенции и удовлетворял основную потребность в самореализации лич ности. Практически все пациенты в качестве основного стрессора, связанного с работой называли проблемы межличностных отношений с коллегами и субъективный страх потери доминирующей роли в социуме. По результатам исследования психологического пола по методу S. L. Bem (1974) установили, что для всех мужчин с АГ доминанта высокомаскулинных черт личности оп ределяла типичную манеру построения взаимоотношений в социуме и при верженность традиционным патриархальным гендерным взаимоотношениям.

Среди мужчин с впервые выявленной АГ (I группа) доминировали экс-травертированные личности с высоким уровнем нейротизма - «холерики».

Достоверной взаимосвязи между экстраверсией-интроверсией и характером течения АГ у всех военнослужащих (II и III группы) выявлено не было. У военных со стресс-индуцированной АГ (II группа) наблюдали классическую роль высокого напряжение во время работы («job strain») как независимого фактора риска формирования АГ. Субъективно мужчины II-й группы испытывали социальное давление со стороны начальства и со стороны подчиненных, трудности в принятии самостоятельных решений, высокое чувство ответственности, и, как следствие, – объективно регистрируемый высокий уровень тревожности по тесту J. Taylor (1953).

Таким образом, на большом количестве эмпирических наблюдений показана необходимость индивидуальной оценки клинических и экспериментальных данных, характеризующих психоэмоциональный стресс. Полученные данные, демонстрируют ведущую роль длительного ПЭС как независимого фактора риска возникновения АГ у мужчин со стабильными базовыми социальными характеристиками в I-й группе – на фоне гиперактивности симпатической нервной системы, высокой частоты встречаемости экстравер-тированных личностей и высокого уровня нейротизма. У военнослужащих мужчин во II-й группе, стресс-индуцированная АГ ассоциировалась с высоким уровнем тревожности, на фоне стабильных гемодинамических показателей и служила надежным градиентом дезадаптации в этой социально-экологической группе. Высокая вероятность развития осложнений ССЗ у военнослужащих мужчин в III-й группе обусловлена, прежде всего, генетической предрасположенностью и отягощенным семейным анамнезом, когда значение психоэмоциональных и социальных факторов окружающей среды нивелируется.

Литература

1.    Агаджанян Н.А., Проблемы адаптации и учение о здоровье /Н.А. Агаджа-нян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. – М: «Издательство РУДН», 2006. -283 с.
2.    Оганов Р.Г. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний – реальный путь улучшения демографической ситуации в России /Р.Г. Оганов, Г.Я. Масленникова //Кардиология. - 2007. - № 1. - С. 4-7.
3.    Berkman L.F. Tracking social and biological experiences: The social etiology of cardiovascular disease /L.F. Berkman //Circulation. - 2005. - №111. - P. 3022-3024.
4.    Dimsdale J.E. Psychological stress and cardiovascular disease/ J. E. Dimsdale //J. Am. Coll. Cardiol. - 2008. - №51. - P. 1237-1246.
5.    Dzau V., The cardiovascular disease continuum validated: clinical evidence of improved patient outcomes /V. Dzau, E. M.Antman, H. R. Black et al. //Circulation. - 2006. - №114. - P. 2871-2891.
6.    Milani R.V. Stopping stress at its origins/ R.V. Milani, C.J. Lavie //Hypertension. - 2007. - №49. - P. 268-269.
7. Pagani M. Cardiovascular physiology, emotions, and clinical applications: are we ready for prime time? /M. Pagani, D. Lucini //Am. J. Physiol. Heart. Circ. Physiol. - 2008. - №295. - P. 1-3.

 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >