Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Психология arrow Феномен насилия в литературе





Феномен насилия в литературе

Феномен насилия в научной литературе

Автор: Литвинова Н.Н., Красикова Е.А.

Понятия агрессии и насилия прочно вошли в сознание человека ХХ века. Никто не будет отрицать тот факт, что эти явления столь же опасны, сколь и распространены. Любой из нас каждый день сталкивается с бесчисленными свидетельствами этих явлений: угрозами, давлением, физической расправой и разрушением.

Проблематика психологии насилия представлена в мировой психологии рядом работ таких психологов, как: Д. Левинсон, Дж. Кобрин, Д. Фин-келхор, Д. Иваниек, К. Брон, Р. Лэнг, Э. Миллер, и др. У насилия есть масса ликов: агрессия и жестокость, террор и война, произвол и разрушение, насилие связывают с развитием и творчеством, свободой и движением. И ответить на вопрос о сущности насилия невозможно, не ответив на вопрос о сущности самого человека как субъекта насилия. В этом контексте особое внимание необходимо уделить феномену агрессии.

Корни агрессии исследователи пытались обнаружить в человеческом подсознании, генетике, сфере инстинктов и поведении, связанном с процессами социальной адаптации. Учитывая пагубность агрессивного поведения и его распространенность в человеческих обществах, неудивительно, что поиск объяснений того, почему люди его проявляют, всегда имел наибольшее значение в исследовании агрессии. Не создав одной всеобъемлющей теоретической модели, это стремление найти объяснения породило множество теоретических подходов, каждый из которых рассматривает различные механизмы, задействованные в проявлении агрессивного поведения.

Представитель школы социобиологии К. Лоренц в своей работе «Так называемое зло» показал, что агрессия и насилие произошли от наличия у человека врожденного инстинкта борьбы за выживание, а впоследствии именно агрессия стимулировала выживаемость видов. «Прежде всего, надо отметить, – писал К. Лоренц, – что губительная энергия агрессивного инстинкта досталась человеку по наследству, а сегодня она пронизывает его до мозга костей; скорее всего, эта агрессивность была обусловлена процессом внутривидового отбора, который длился многие тысячелетия … и оказал серьезное влияние на наших предков» [6].

В рамках психоаналитического направления имело место рассмотрение социальной природы агрессии, в процессе операционализации понятия агрессивности. Так, согласно представлениям А. Адлера агрессивность является неотъемлемой частью невротической личности, результатом сверхкомпенсации чувства неполноценности при неразвитом чувстве общности. По мнению автора, агрессивность можно преодолеть, развивая умение сотрудничать с другими людьми. К. Роджерс считает, что агрессивность является одним из видов психологических защит, к которой человек вынужден прибегать с целью сохранения положительной самооценки.

Автор теории гуманистического психоанализа Э. Фромм предпринял фундаментальное исследование феномена человеческой агрессии и насилия, результатом чего стала его работа «Анатомия человеческой деструктивно-сти». Он попытался соединить «теорию среды» и психоанализ в качестве методологий изучения природы человеческой агрессивности и насилия. Э. Фромм классифицировал виды человеческой агрессии на доброкачественные и злокачественные. По его мнению, «даже заложенная биологическая агрессивность не являлась спонтанной, а выступала как защита витальных интересов человека – его развития и выживания как рода и вида. Эта оборонительная агрессия в условиях жизни первобытных народов была сравнительно незначительной» [7]. Злокачественная агрессия заключалась в форме мести, садизма и некрофилии, которые не были врожденными, а являлись результатом воздействия на человека социальной и экономической среды. «Человек становится деструктивным и жестоким оттого, что у него сложились неблагоприятные условия, недостаточные для дальнейшего роста» [7].

Социальная сфера обусловленности агрессивного поведения нашла отражение в работах К. Хорни, которая рассматривает агрессию как защитную реакцию личности на существующие отношения в обществе: холодное, несправедливое отношение, жестокие наказания, угрозу достоинству.

Еще один теоретический подход к изучению агрессии был предложен Тедеши и Фелсоном (Tedeschi & Felson, 1994), которые стремились развить анализ агрессивного поведения так, чтобы вписать его в более широкую «со-циально-интеракционистскую теорию принудительных действий». Модель социального взаимодействия занимается инструментальной функцией принудительных действий. Она утверждает, что методы принуждения используются действующим субъектом с целью причинить своему объекту вред или заставить его исполнять определенные требования ради достижения трех основных целей: чтобы контролировать поведение других людей, восстановить справедливость и отстоять свою репутацию.

К. Изард использует в определении агрессии понятие враждебности. «Агрессия, - пишет автор, - определяется как враждебное действие или поведение. Агрессия - это физический акт, который иногда может запускаться и поддерживаться эмоциями, входящими в комплекс враждебности. Она направлена на то, чтобы причинить ущерб, оскорбить или победить. В понятие «физическое действие» включается также и речь. Ущерб может быть психологическим или физическим». [3]. При этом Изард рассматривает враждебность как «сложное мотивационное состояние», а агрессию - как «следующее из него поведение».

Агрессивность, жестокость и насилие рассматриваются в части работ как рядоположные явления, почти как синонимы, в то время как отдельные авторы предполагают их самостоятельное значение. Ю.М. Антонян и В.В.Гульдан выделяют жестокость в особую категорию в связи с тем, что она «придаёт особую окраску насилию и агрессии, связанную со способом их реализации, причинением жертве особых страданий» [1]. Жестокость и агрессивность, по мнению авторов, различаются по признаку «причинение страданий и мучений ради страданий и мучений», свойственному жестокости и не свойственному агрессивности [1]. Жестокость как личностная черта определяется при этом как «стремление к причинению страданий и мучений людям или животным, выражающееся в действиях, бездействии, словах, а также фантазировании соответствующего содержания» [1]. Отмечается, что агрессивный человек может и не быть жестоким, в то время как жестокий человек всегда агрессивен. Акт насилия в большинстве случаев сопровождается повышенным уровнем агрессивности.

Но насилие следует отличать от природной агрессивности, воинственности, представленных в человеке в виде определенных инстинктов. Эти инстинкты, как и противоположные им инстинкты страха, могут играть свою роль и даже изощренно использоваться в практике насилия. Тем не менее, само насилие есть нечто иное и отличается от них тем, что оно заявляет себя как акт сознательной воли, ищет для себя оправдывающие основания. От других форм общественного принуждения насилие отличается тем, что оно доходит до пределов жестокости, характерных для природной борьбы за существование. А от собственно природной агрессивности оно отличается тем, что апеллирует к праву, справедливости, человеческим целям и ценностям.

Насилие - внешнее, силовое воздействие на человека или группу людей с целью подчинить их воле того (или тех), кто осуществляет такое воздействие. Оно представляет собой узурпацию человеческой свободы в ее наличном бытии, внешнем выражении. Собственно говоря, механизм, технология насилия и состоят в том, что люди принуждаются к определенным поступкам или чаще всего удерживаются от определенных поступков с помощью прямого физического воздействия. Оно связано со специфическими средствами, представляющими собой прямую или косвенную угрозу жизни, предназначенными для ее разрушения и уничтожения.

Насилие в собственном смысле слова есть действие, на которое в принципе не может быть получено согласие тех, против кого оно направлено. Оно может быть физическим, сексуальным, финансовым, эмоциональным и даже духовным. Чаще всего насилие регулярно повторяется и происходит циклически. Человек, совершающий насилие, обычно доминирует во взаимоотношениях.

Насилие существует во всех социальных группах, независимо от уровня дохода, образования, положения в обществе. Одной из распространенных в мире форм насилия является семейно-бытовое насилие.

Мета-исследование подходов к насилию было предпринято Леонардом Берковицем в работе «Агрессия: причины, последствия и контроль». Он обратил внимание как на социальные и культурные корни насилия в семье, так и на характер семейных отношений и общее ситуативные сходство агрессивного поведения в семье с другими типами агрессивного поведения. Кроме того, Л.Берковиц подчеркнул взаимозависимость жертвы и обидчика, присоединясь, таким образом, к виктимологическому подходу – «грубость порождают еще большую грубость, а агрессивные действия одной стороны вызывают ответную агрессию другой» [2].

Работы И. С. Кона, в которых были удачно синтезированы философские, обще - и социально-психологические, историко-культурные аспекты, теоретические вопросы и анализ конкретных экспериментальных данных, открыли многие новые грани этой, пожалуй, одной из старейших проблем в психологии. [5] Величайшей сенсацией и важнейшим открытием назвал И.С.Кон происшедшее в последние годы развенчание мифа о том, что абьюз имеет место только в социально неблагополучных семьях. По мнению Кона, именно этот миф заставил З.Фрейда назвать «фантазмами» то, что в действительности происходило в состоятельных венских семьях конца прошлого века.

Горько признавать, что российская культура в значительной мере насильственна, но это так. Даже любовь изъясняется языком насилия. Вот О. Соловьев и Е. Шишмаров в своей книге «Православный брак и страсть блуда» настоятельно рекомендуют пороть детей, девочек - особенно, посильнее и почаще, «не боясь переборщить» и даже не стремясь обосновывать наказания соображениями справедливости, ибо «наказание, которое кажется ребенку справедливым, вредно для ребенка, так как укрепляет его в гордыне» [4]

Последние годы и в нашей стране намечается поворот от замалчивания к наблюдению и изучению фактов насилия в семье. В отечественной психологической науке данная проблематика сравнительно молода, до настоящего времени не существует единого видения данной области в психологии, не сложился полноценный терминологический и концептуальный аппарат.

Литература

1.    Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. - М.: Наука, 1995.
2.    Берковиц Л. Агрессия причины, последствия и контроль. – М., 2001.
3.    Изард К. Эмоции человека. – М., 1980.
4.    Кинард Э.М. Дети, страдающие от плохого обращения //Энциклопедия социальной работы. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1993. Т. 1.
5.    Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие //Педагогика.- 1998.- № 5.- С. 58-66.
6.    Лоренц К. Агрессия. – М., 1994
7.    Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. - М., 1994.

 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >