Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Социология arrow Вызовы бедности













Вызовы бедности

Вызовы бедности – между недостатком возможностей и проклятием привычек

Автор: Мазуре В.Я.

Все более широкий круг стран осознает бедность как серьезный вызов, стоящий перед государством. Бедность оценивается как проблема, серьезно затрагивающая не только развивающиеся страны, но и развитые страны Запада. Недаром 2010 год был объявлен в Европе годом уменьшения бедности и социальной отчужденности.

Однако следует осознавать, что бедность – это очень разностороннее явление, связанное с социально неблагоприятными условиями, в которых вынуждены жить люди. Обычно бедность связывается с недостатком средств у индивидуума или социальной группы и относительной депривацией. Большинство людей не живут в абсолютной бедности, однако, если смотреть с позиций уровня жизни в соответствующей стране, то можно сказать, что значительная часть общества может назвать себя бедняками.

Понятие бедности обычно объясняют по-разному, и одним из подходов может быть использование латинского языка: производное от слова „miser” (разорение, беда) – „быть бедным” означает „вызывать в людях сочувствие”. Чаще всего это люди, у которых нет супруга, больные и инвалиды, у которых нет детей, которые не умеют читать и писать, принадлежат к „неправильной” религии, у которых нет друзей или работы, или признанных обществом материальных или нематериальных благ.

Есть авторы, которые рассматривают бедность больше как отсутствие возможностей для формирования влияния и меньше как отсутствие соответствующих доходов. (Poverty is a state of mind more than it is a state of income) [2].

Бедность можно рассматривать также как вид культуры или субкультуры, которой присуща своя самостоятельная логика и структура. Она может наследоваться из поколения в поколение как образ жизни. Тезисы о культуре бедности развил американский социолог Чарльз Мюррэй (Murray). Люди, которые являются бедными „не по своей вине”, например, вдовы или вдовцы, сироты или инвалиды, попадают в другую категорию в отличие от тех, которые принадлежат „к культуре иждивения”. Этим термином он обозначает бедных людей, которые рассчитывают на получение социальной помощи от государства, а не на поиски работы на рынке труда. По его утверждению, с появлением государства всеобщего благополучия возникла субкультура, которая обманывает личную целеустремленность и способность оказать себе помощь. Вместо того чтобы сориентировать себя на будущее и стараться достичь лучшей жизни, люди, зависящие от государственного благосостояния, довольствуются получением милостыни. Социальная помощь, как утверждает Мюррей, лишает людей стимула работать [4].

Если мы смотрим на бедность как на унаследованный образ жизни и определенный статус, то мы можем сказать, что в таком случае бедность обусловлена меньше экономически (материально), чем поведением и личным характером: „Люди с культурой бедности ориентированы провинциально, даже локально; они лишь частично интегрированы в национальные институты; они образуют маргинальные группы, даже если живут в центре столицы; у них плохое или даже очень плохое образование, они не являются членами профсоюзов или других неформальных организаций; они политически не заинтересованы и неактивны; они мало знакомы или почти совсем не знакомы с медициной, у них нет обеспечения в старости; у них нет контактов с банками, торговыми центрами, больницами, музеями и подобными культурными учреждениями, которые характеризуют общество, в котором они находятся; они находятся в постоянной борьбе за свое экономическое существование, в борьбе с безработицей, незанятостью, низкими зарплатами, у них нет возможности создавать накопления, они испытывают хронический дефицит наличных денег, у них нет основы для создания запасов продовольствия, они закладывают личные вещи, берут кредиты у местных заемщиков под ростовщические проценты, стремятся к получению спонтанных неформальных кредитов в кругу знакомых, как только у тех появляются деньги” [6].

Для бедности также характерно проживание в тесных, перенаселенных квартирах (в условиях Латвии это коммунальные квартиры, унаследованные от СССР, или квартиры в аварийных домах, денационализированных домовладениях), высокий уровень алкоголизма, частые вспышки насилия, воспитание детей методами физического наказания, поколачивание жен, ранний сексуальный опыт у молодежи, мужчины, имеющие тенденцию искать сексуальное удовлетворение на стороне, семьи, во главе которых стоят женщины, слабовыраженная способность планировать расходы и доходы, чувство смирения и тотализма, наконец, высокая степень терпимости к различного рода психическим патологиям [6].

Оценивая вышесказанное, мы можем утверждать, что бедность означает недостаток того, что мы склонны обозначать как „интеллигентность”, как способность собственными силами выбраться из сложившейся ситуации. Количество денег не является решением всех жизненных проблем, деньги могут быть лишь инструментом для разрешения ситуаций, главное же – человеческий разум или то, что человек делает с этими деньгами.

Поэтому важная роль в определениях понятия бедности играют не только нематериальные, духовные и психологические вещи, но и материальные аспекты нашей жизни. Если мы говорим о бедности как о субкультуре, то она чаще всего проявляется среди людей, для которых характерны низкие доходы. Так, например, в Латвии низкими считаются доходы, находящиеся ниже прожиточного минимума. Прожиточный минимум – величина непостоянная: если в январе 2008 года он составлял 148 латов, то в декабре он достиг 168 латов, а в октябре 2009 года – уже 174,41 лата. Конечно, учитывая нынешнюю экономическую ситуацию в Латвии, когда страна переживает один из самых тяжелых экономических кризисов после восстановления независимости, прожиточный минимум также снизился и в декабре 2009 года составлял уже только 162,72 лата. Мы можем также сказать, что исключен-ность из рынка труда и недоступность образования также могут стать причиной наступления бедности. Согласно последним прогнозам Всемирного банка, из-за глобального финансового кризиса, который затронул также и Латвию, до 2010 года за чертой бедности окажутся еще 10,6 миллионов жителей Европы и Центральной Азии, а еще 23 миллиона окажутся на грани бедности. В качестве самых больших рисков признаются кризис кредитования, растущие расходы на продукты питания и горючие, а также высокий уровень безработицы, которая на данный момент достигает 18,4%. По данным Eurostat, к концу 2009 года в Латвии было 20,9% безработных, что является одним из самых высоких показателей среди стран Европейского Союза: только у Испании был почти такой же показатель, как у Латвии, – 19,3%.

Говоря о бедности, мы понимаем, что такие критерии, как доходы, имущество, с одной стороны, и субъективная радость от жизни, с другой стороны, могут войти во взаимное противоречие, так как: можно ли считать слепого, парализованного мультимиллионера бедным или богатым? Куда следует относить зависящего от наркотиков продюсера и плейбоя-импотента? К какой категории относятся отбывший наказание за неуплату налогов крупный делец и законопослушный гражданин? А имеющий небольшой доход чиновник и его семья, которые, исходя из мирских ценностей, каждый день отводят своих детей в школу, иногда ходят в театр, по сравнению с более обеспеченной с финансовой точки зрения асоциальной семьей, которая питается консервами, никогда не ходит на выборы и тратит много денег на игорные залы и порножурналы? Если мы попытаемся найти ответ, то можно сказать, что первая семья по своим доходам, возможно, является бедной, но у них есть надежда, что в будущем их дети будут зарабатывать больше, так как благодаря школе и культурным мероприятиям они интегрированы в общество; вторая же семья обладает бoльшими ресурсами, чем первая, но не интегрирована социально и не оставит свой слой в будущих поколениях, так как не использует предоставляемые обществом возможности для социальной интеграции. В таких примерах проявляется неоднозначная роль доходов и имущества как индикатора бедности. Согласно исследованиям Мауэра (Mauer) и Йенкса (Jencks), которые изучали бедняков, проживающих в бедных кварталах Чикаго, между доходами и другими показателями (перенаселенные квартиры, голодные дети, нарушения подачи электроэнергии и воды), существует слабая взаимосвязь. Майер считает, что отнюдь не недостаток финансовых средств превращает детей из бедных районов в плохих учеников или малолетних преступников. В гораздо большей мере – это недостаток внимания со стороны родителей, неухоженное жилье, безотцовщина. Даже если бы доходы семей, где растут эти дети, были увеличены с 15 000 долларов США до 30 000 долларов США в год, преступность и количество неуспевающих в школах не уменьшилось бы; скорее всего, дополнительные деньги были бы потрачены на покупку вторых автомобилей, посудомоечных машин, посещение дискотек родителями. Дети из этих денег ничего не получили бы и не стали бы богаче, чем прежде [3].

Эти примеры подтверждают, что не доходы и имущество определяют богатство или бедность, а то, как люди распоряжаются своими доходами, как их используют и во что вкладывают.
Благодаря относительности понятия бедности, ООН в своих исследованиях отказалась использовать деньги в качестве единственного показателя. Начиная с 1997 года, Human Development Report в своих исследованиях бедности пользуется четырьмя измерениями. Эти измерения могут перекрываться и усиливаться, а могут проявляться и по одному, изолированно друг от друга. Несмотря на достаточно сложные способы измерения бедности, сохраняется дилемма: кто является бедным, а кто – нет. Пилотное исследование, проведенное автором в 2009 году, позволяет сделать следующий вывод: бoльшая часть жителей Латвии (47%) подразумевает под бедностью недостаточность финансовых средств, неспособность удовлетворить свои основные нужды, например, заплатить за квартиру, приобрести полноценные продукты питания и т.п. На втором месте – отсутствие постоянного местожительства (30% респондентов). На третьем месте по частоте упоминания – недоступность таких услуг, как образование, медицина и культурные мероприятия (21%). Как видно из этих результатов, первое, о чем вспоминают люди, говоря о бедности, – это недостаток финансовых средств, так как через их наличие или отсутствие рассматривается возможность удовлетворения других потребностей.

В целом в исследованиях бедности используются следующие четыре измерения:

1.    Продолжительность жизни.
2.    Изоляция.
3.    Неграмотность.
4.    Отсутствие материальных благ. Говоря  об  измерениях  бедности  в  Европейском  Союзе,  необходимо вспомнить об измерениях Евробарометра, которые при определении степени бедности общества принимают за основу 40% - 60% от средних доходов домашнего хозяйства. Так, в 2008 году эти исследования показали, что 79 миллионов, или 16% всех жителей ЕС, в настоящее время находятся под угрозой бедности, так как живут на доходы, которые составляют менее 60% от средних доходов домашнего хозяйства [10].

Европейский Союз – одна из богатейших организаций в мире. Однако, несмотря на это, у 17% европейцев не хватает средств, чтобы удовлетворить свои самые насущные, основные нужды. 3/4 граждан ЕС считают, что в их стране бедность широко распространена. Почти 80 миллионов [10] европейцев живут в нужде. Бедность означает не только голод или бездомность, она означает также социальную изолированность, недостаточное участие в общественных процессах. В 2008 году Латвия выдвинулась в лидеры среди стран Европейского Союза по числу жителей, живущих в бедности. В целом бедностью затронуты 26% жителей Латвии. Лицам, которые подвержены риску бедности, приходится сталкиваться с еще более сложными проблемами. По-прежнему есть много препятствий на пути к занятости, обучению, образованию, жилью, здравоохранению и финансовым услугам.

Как показывает новейшее исследование Евробарометра, 73% европейцев считает, что в их стране бедность является распространенной проблемой, при этом в Латвии это число достигает 89%. Люди, оказавшиеся за чертой бедности, сталкиваются с такими проблемами, как труднодоступность образования, жилья, работы, социальных и финансовых услуг. Недоступность упомянутых сфер только ухудшает положение этих людей, так как зачастую они сами не могут выйти из ситуации, в которой они оказались, доступ же к помощи для них также невозможен, так как им не хватает либо знаний, либо материальных ресурсов, чтобы добраться до места оказания этой помощи.

Проведенное автором в первом квартале 2009 года пилотное исследование, посвященное идентификации проблемы бедности в латвийском обществе, показало: по мнению 82% респондентов, в Латвии есть много бедных людей, что совпадает с данными, приведенными Евробарометром.

В исследовании Евробарометра в качестве важнейших причин бедности, связанных с обществом, упоминаются: высокая безработица (52%), низкие зарплаты (49%), недостаточность социальных пособий и пенсий 29%, чрезмерные затраты на подходящее жилье (26%). В качестве личных причин бедности упоминаются следующие факторы: недостаток образования, обучения или умений 37%, унаследованная бедность (25%) и зависимость (23%) [11].

Большинство европейцев считает, что бедность больше всего угрожает безработным (53%), 41% думает, что в самой неблагоприятной ситуации находятся пожилые люди, а 31% полагает, что под угрозой находятся также люди с низким уровнем образования и умений [11]. Проведенное автором пилотное исследование также выявило, что характерными признаками бедности являются недостаток продуктов питания и голод (19%), а также безработица и нищенство (17%). За ними следует отсутствие постоянного местожительства (13%), неспособность заплатить за медикаменты и медицинские услуги (14%), неспособность получить качественное образование и недостаточный доступ к материальным ресурсам (9%) и другие.

Во время презентации результатов исследования Евробарометра о бедности неоднократно упоминалась Латвия, так как ни для кого не секрет, что Латвию экономический кризис затронул сильнее всего из всех остальных стран-участниц Европейского Союза. По мере продолжения экономического кризиса многие эксперты допускают возможность, что трещина между бедной и богатой частями общества будет еще больше увеличиваться и число людей, которые могут считать себя бедными, будет только расти.

К сожалению, социальная и налоговая политика Латвии не обещает ничего хорошего. Предусмотренное повышение подоходного налога с населения с 23% до 26% может поставить людей с низкими доходами еще в худшее положение, чем сейчас. Многие самоуправления уже заявили, что им не хватает материальных ресурсов для обеспечения выплаты пособий.

В Европе 2010 год объявлен годом общей мобилизации в борьбе с бедностью и социальным отчуждением, однако Латвия уже поспешила заявить, что не примет участия в реализации этой программы в связи с недостатком финансовых средств у государства. Остается только надеяться, что такая политика не обернется для страны огромным приростом числа бедных и сопутствующими социальными и экономическими проблемами. Ибо, как показало проведенное автором исследование, наибольшую ответственность за уменьшение бедности, по мнению респондентов, должно взять на себя государство и его институты.

Бедность часто связывают с развивающимися странами, в которых голод, недостаток чистой воды и скудность питания являются частью повседневной жизни. Но и Европа затронута бедностью и социальной изоляцией, и Латвия здесь не является исключением. Возможно, в Европе бедность не распространена так широко, как в странах третьего мира, однако в Европе ее распространенность также не приемлема, что побуждает политиков и социально активных жителей искать решения для этой проблемы. Бедность и изолированность одного человека волей-неволей может привести к бедности всего общества. Европа, включая Латвию, может быть сильной лишь тогда, когда потенциал каждого индивидуума надлежащим образом оценивается и используется.

2010 год – год уменьшения бедности и социальной отчужденности. Главная его цель – увеличить степень информированности о причинах и последствиях бедности в Европе, и основным участникам решения этого вопроса – правительствам и социальным партнерам, а также обществу в целом следовало бы лучше осознать эти проблемы. Также к задачам относится вовлечение различных партнеров в борьбу с бедностью, содействие социальной интеграции и вовлеченности, побуждение к разработке политики ЕС и отдельных стран по борьбе с бедностью и социальной отчужденностью.

К сожалению, не существует единого рецепта против бедности и социальной изолированности. Но ясно одно: в борьбе с бедностью можно победить, только действуя всем сообща. Это подходящее время для восстановления в обществе понятий солидарности, социальной справедливости и интеграции.

Литература

1.    Ansen Harald Soziale Beratung bei Armut Rnst Reinhardt VerlagMunchen, 2006., p. 46.-80.
2.    Boulding Kenneth E. And Pfaff Martin Redistribution to the rich and the poor: the grants economics of income distribution Belmont CA: Wadsworth 1972
3.    Dietz Berthold Soziologie der Armut Campus Verlag, Frakfurt/Main, 1997., p.225.
4.    Giddens Anthony Sociology, Polity Press, Oxford 2001
5.    Kaller, P. Hrsg. Lexikon Sozialarbeit, Sozialpadagogik, Sozialrecht. Quelle und Meyer, Wiebelsheim, 2001., p.36.-39.
6.    Farwick Andreas Segregierte Armut inder Stadt Leske + Budrich, Opladen, 2001., p.212
7.    Paugam Serge Die elementaren Formen der Armut Hamburger Edition, Hamburg 2008., p.135.- 163. (336)
8.    Renz Ursula und Bleisch Barbara Hrsg. Zu wenig. Dimensionen der Armut Seismo Verlag, Zurich 2007., p.290
9.    Sachs Jeffrey D. Das Ende der Armut Siedler Verlag, Munchen 2005., p.279.-419.
10.    Europaer besorgt uber verbreitete Armut, 27.10.09. http://de.euronews.net/
11.    Dienas bizness, 27.10.2009 www.db.lv

 
< Предыдущая   Слудующая >