Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Философия arrow Философский аспект геронтологии





Философский аспект геронтологии

Философский аспект геронтологии как науки о развитии человека в период старости

Автор: Ольховая И.В.

Если обратиться к истории философии, можно обнаружить, что старость и связанные с нею смысложизненные проблемы активно обсуждались на протяжении многих веков от античности до современности.

Древние философы (Платон, Демокрит, Сенека) рассматривали старость в ее противоречиях: с одной стороны, как период приготовления человека к смерти, как воплощение духовного роста и самосовершенствования, философскую и житейскую мудрость, позволяющую старикам быть ответственными за социально-политическое и нравственное состояние государства: «Мудрость есть совершеннейшее благо человеческого духа… Философия указывает туда, куда пришла мудрость… А мудрость некоторые определяют как «знание всего божеского и человеческого». Философия – в пути, мудрость – в его конце» [5, 174].

В философии же эпикурейства старый человек – это осуществлённый индивидуум, лишённый каких-либо забот в отношении к молодому поколению, к посмертной памяти о себе, к будущему потомства: «…когда необходимость поведёт нас, мы, с презрением плюнув на жизнь и на тех, кто за неё попусту цепляется, уйдём из жизни, в прекрасной песне победно восклицая, что жизнь нами хорошо прожита» [3, 22].

Старение и старость в христианском миросозерцании выводятся из фундаментальной категории «тленность», играющей роль качественного показателя бытия человека в нынешнем и будущем веке, таким образом, старость есть некое междумирие: «Того и другого желал бы я: и отойти и остаться здесь, но и отойти боюсь, а, оставаясь, грешу» [1, 173]. Христианская аскетика, рассматривая личность как категорию духа, определила ее смысл и назначение: в акте духовной жизни восстановить онтологический раскол между миром и Богом на принципах всеобъемлющей любви, где «все во всем пребывает» нестареющим и облеченным нетлением.

В эпоху Возрождения происходит конвергенция античного принципа тела и средневекового принципа личности. В итоге человек и человечество предстали перед лицом истории в единстве природной и социальной сторон, а отдельный представитель человеческого рода обозначился как индивидуальность с неповторимым сочетанием тела, души и духа, реализующая себя преимущественно в имманентном мире: «... пока человек пребывает здесь, он должен добиваться той славы, на какую можно здесь рассчитывать, а ту, большую, он вкусит на небе... Следовательно, порядок таков, чтобы смертные, прежде всего, заботились о смертных вещах и чтобы вечное следовало за преходящим, ибо переход от последнего к первому вполне последователен, тогда как от вечного к преходящему вовсе нет перехода» [4, 385]. Тем самым, христианская идея служения Богу постепенно трансформировалась в идею личных заслуг человека.

Развитие науки в Новое время стимулировало попытки решения вопросов продления старости в двух аспектах — антропологическом и духовном. Так, по Канту, истинная ценность длительности жизни заключается в ее активности: «Чем больше ты мыслил, чем больше ты делал, тем больше ты и жил, так завершение жизни преисполнено удовлетворения» [2, 265]. В результате Кант в истории философии был первым мыслителем, который сформулировал смысл задачи геронтологии, понимаемый как продление продуктивности жизни пожилого человека.
Современная же теория систем, описывающая феномен старения, по мнению многих исследователей, делает объектом своего внимания лишь одну, физиологическую, сторону человека, поскольку другая его сторона, дух, не улавливается естественнонаучными средствами. Невообразимая мощь человека во всех областях навязывает ему собственное преобразование: «Будут изучены условия, при которых происходит переход от нестареющего организма в стареющий и обратно и проведены опыты по исключению старения и постоянного самообновления многоклеточных животных», – пишет директор благотворительной ассоциации живой этики «Феникс» кандидат технических наук В.Е. Чернилевский [6, 83]. Опыт генной инженерии уже на сегодняшний день позволяет сформировать человека с заданными свойствами, но вопрос критерия качества нового человека остается неразрешенным.

Литература

1.    Августин Блаженный. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. СПб. – Киев, 1998.
2.    Кант И. Антропология с прагматической точки зрения //Кант И. Собрание сочинений в 8 томах. – Т.1. – Издательство Чоро, 1994.
3.    Материалисты Древней Греции. Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура. – М., 1955.
4.    Петрарка Ф. Моя тайна, или Книга бесед о презрении к миру //Петрарка Ф. Канцоньере. Моя тайна, или Книга бесед о презрении к миру. Книга писем о делах повседневных. Старческие письма.
5.    Сенека. Письма к Луцилию //Сенека. Марк Аврелий. Наедине с собой. – Симферополь, 1998.
6.    Чернилевский В.Е. Проблема радикального продления жизни // Проблемы иммортологии. Проблема человеческого бессмертия в русской философии: значимость естественнонаучного и научно-технического обоснования подходов и решений. – Кн.3. – Челябинск, 1996.

 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >