Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ













Грамотность в средневековом Новгороде

Автор: Фомина Т. 

К вопросу о грамотности в средневековом Новгороде

Интерес к истории Великого Новгорода устойчиво про- слеживается на всем протяжении развития отечественной исторической науки. Обращаясь к средневековому периоду, исследователи либо в целом освещают политические, социаль- но-экономические и культурные процессы в жизни Новгорода того времени, либо подробнее рассматривают аспекты отдель- ных научных проблем. В нашей работе мы обратимся к вопросу о грамотности в средневековом Новгороде и рассмотрим ряд вопросов, касающихся стиля письма, форм обучения, социаль- ного состава грамотного населения, попытаемся выявить роль новгородского духовенства в распространении грамотности среди горожан.

В качестве исторических источников использо- ваны письменные источники: берестяные грамоты, памятники покаянного права, летописи, а также данные археологических раскопок. Кратко об историографии вопроса. Устойчивый интерес к данной проблеме прослеживается с середины XIX в. В част- ности, церковные древности Новгородской земли были об- стоятельно изучены архимандритом Макарием. В трудах В.О. Ключевского в качестве исторического источника исследова- ны жития новгородских святых. В конце XIX в. А.А. Шахматов обращается к письменным источникам, созданным в Новгоро- де в XIII-XIV вв., и на их основе исследует лингвистические особенности новгородского письма и диалекта. На современном этапе научного исследования огромное значение имеют археологические раскопки, начатые в Новго- роде в 1951 году. За это время на основе полученных данных были уточнены, а во многом и открыты заново сведения прак- тически о всех сторонах жизни средневекового города, часто не освещенных письменными источниками. Археологиче- ские материалы в разное время были обобщены такими вид- ными учеными, как А.В. Арциховский М.Х. Алешковский5, Б.А. Колчин и В.Л. Янин. Особый интерес для нас представ- ляет изучение усадьбы новгородского священника Олисея Гре- чина (XII в.)7. В 1952 году в ходе раскопок были найдены и введены в науч- ный оборот берестяные грамоты, — совершенно новый вид ис- торическогоисточника, который на сегодняшний день носит уже массовый характер. На современном этапе значительная роль в исследовании берестяных грамот принадлежит А.А. За- лизняку8. Ученым проведен тщательный текстологический анализ, уточнено прочтение грамот, их датировки, выявлены особенности древненовгородского диалекта. В целом же соот- ветствие сообщений берестяных грамот историческим реалиям времени их создания сделано В.Л. Яниным9; во многих случаях ему удалось соотнести адресатов грамот с известными лично- стями той эпохи. В процессе изучения берестяных посланий возникло мно- жество вопросов, связанных с существованием системы об- разования в средневековом Новгороде и распространением грамотности среди населения. Археологические материалы по данной проблеме были обобщены Е.А. Рыбиной, которая пришла к выводу о том, что в связи с трудоемкостью процесса письма на бересте, на начальном этапе обучения использовали покрытые воском деревянные дощечки — церы. В ходе рас- копок были найдены и предметы письма — костяные или ме- таллические писала — стилосы, наиболее полно описанные и классифицированные в работе Б.Б. Овчинниковой. В последней трети XX в. в исторической науке очень мно- го сделано для изучения и введения в научный оборот таких видов источников, как жития святых и памятники церковного права. В отношении житий новгородских святых значительная работа по анализу списков и уточнению времени их создания проведена А.А. Дмитриевым13. Р.Г. Пихоя подробно изуче- ны ранние новгородские памятники церковного права («Аще скопа Ильи» и др.) не только в плане использования в юри- дической практики, но и как отражение социально-бытовых аспектов жизни новгородца. Попробуем систематизировать данные письменных и архео- логических источников, свидетельствующих о степени грамот- ности и процессе обучения в средневековом Новгороде. Важ- нейшим и наиболее информативным источником, открытым в ходе археологических раскопок в 1951 году, являются бере- стяные грамоты. На сегодняшний день он носит уже массовый характер — найдено более 900 грамот15. Кроме того, известно большое количество бытовых предметов с надписями — это гребни, посуда, пряслицы, рыбные поплавки, счетные бирки, записи встречаются и на предметах культа — иконах, крести- ках, свинцовых печатях и пр. Все это свидетельствует о дос- таточно широкой грамотности жителей средневекового Нов- города. Как свидетельствуют результаты раскопок на усадьбе новго- родского священника Олисея Гречина, в связи с трудоемкостью письма на бересте, для начального этапа обучения использова- лись церы — деревянные таблички с углублением, залитым вос- ком17. Орудием письма было писало (стилос). На данном этапе известно более 200 экземпляров стилосов, найденных в Новго- роде18. Если наиболее древние писала середины X в. сделаны из кости и рога, с простой плоской лопаточкой или зооморфным завершением, то с конца X — начала XI вв. наряду с костяными появляются украшенные металлические стила, а главное, для удобства письма делается упор — валик — между лопаточкой и стержнем. В XI-XII вв., при всем разнообразии лопаточек, наи- более популярными являются различные виды бокальчика, а длина орудия письма становится стандартной — 13-13,3. Рассматривая берестяные грамоты в контексте эпохи ран- него средневековья, необходимо отметить их широкое геогра- фическое распространение. Кроме Новгорода, Старой Руссы и Пскова, грамоты найдены в Твери, Смоленске, Витебске, Зве- нигороде Галицком, Киеве и других городах. Несомненно, гео- графия могла быть намного шире, но в большинстве регионов нашей страны почвенные и природные условия не обеспечива- ют сохранность бересты. Тем не менее, именно береста была самым распространенным, доступным и дешевым писчим ма- териалом того времени, по сравнению с дорогими и трудоем- кими в изготовлении пергаментом и папирусом. А насколько типичным и обыденным для Новгорода было использование бересты, свидетельствует вопрошание Кирика к епископу Ни- фонту: «А не греховно ли ходить ногами по исписанным гра- моткам, выброшенным на мостовую?» С исторической точки зрения это легко объяснимо. Нов- город, после административной реформы княгини Ольги (947 года), стал центром огромной округи, куда стекались со- бранные налоги. А если к тому же учитывать широкий размах торговых операций, то ясно, что все это требовало фиксации, передачи и сохранения информации23. Содержание берестя- ных посланий также свидетельствует о том, что береста служи- ла средством активной частной переписки как внутри самого города, так вне его. Таким образом, для Новгорода берестяные грамоты были типичным, широко распространенным видом общения. Авторами берестяных писем были обыкновенные люди, жившие в летописные времена рядом с известными личностя- ми той эпохи. Однако грамоты сохранили их образы намного живее, реальнее и точнее официальных и сухих летописных сообщений. Надежная консервация новгородского культурно- го слоя защитила тексты берестяных посланий от позднейшей корректировки и компиляций. И хотя в большинстве случаев находки берестяных грамот представляют собой лишь неболь- шие фрагменты, от нескольких букв до несвязных обрывков, восстановленные тексты содержат богатейшие сведения по ис- тории средневекового Новгорода. Безусловное большинство берестяных грамот — это частные письма. Они посвящены самым разнообразным делам текущей жизни — хозяйственным, семейным, денежным, торговым, и пр. Заметную группу составляют различные долговые списки и росписи денежных или натуральных поставок, иногда — другие записи, сделанные себе на память, например, грамоты № 630, 509, 238, 241. Данные категории грамот составляют подавляю- щую часть всего массива; их условно можно обозначить как бытовые и по содержанию, и по стилю, так как большинство из них написано живым древнерусским языком с яркими чертами древненовгородского диалекта24. Остальная (весьма небольшая) часть берестяных грамот складывается из следующих категорий: а) официальные документы (или их черновики) — завеща- ния, рядные, расписки, протоколы и т.п.; например, грамоты № 675, 439; б) учебные — азбуки, перечни цифр, склады, упражнения; в) фольклорные и литературные — загадки, школьные шут- ки, заговоры; например, грамота № 734; г) церковные — литургические тексты, обрывки молитв и поучений, а также списки имен, представляющие собой зака- зы на иконы или церковные поминания25, например, грамоты № 727, 657, 682. Массовость находок такого исторического источника, как берестяные грамоты, позволяет нам сделать вывод о том, что неотъемлемой чертой Великого Новгорода X-XII вв. является наличие значительного процента грамотного населения, а это возможно лишь при хорошо организованной системе образо- вания. Современное состояние изучения проблемы свидетель- ствует, что юные новгородцы начинали свое обучение с 6-7 лет и первоначально учились письму, а затем на его основе — сче- ту. На примере записей мальчика Онфима можно сказать, что учащиеся сначала осваивали написание букв алфавита, потом многократно писали упражнения, по складам соединяя каж- дую согласную букву последовательно с гласными26. Совер- шенствование письма осуществлялось путем переписывания отрывков церковных поучений и молитв, взятых из традици- онно используемых для этой цели Псалтири и Часослова27. Предметом обучения были и некоторые стандартные формулы: начало письма, благопожелательные тексты, этикетные фразы и пр.28 Так, именно для периода XI-XII вв. характерна адресная формула «Покланяние отъ Х-а къ Y-у» и величание берестяных писем грамотами29. На данном этапе научного исследования можно говорить о существовании в Новгороде двух систем письма — книжной и бытовой30. Книжному письму обучались, по-видимому, про- фессиональные писцы, переписывавшие книги, создававшие летописные своды, фиксировавшие официальные документы. Им владели монахи, священнослужители, то есть люди духов- ного звания31. Для этих целей, по свидетельству летописца, в 1030 году Ярослав Мудрый велел собрать в Новгороде 300 детей от старост и духовенства32. Обучение книжному письму было высшим уровнем образования, первым этапом которого было знакомство с бытовой системой. Она предназначалась для по- вседневных нужд. Характерной особенностью бытового пись- ма было использование облегченной азбуки; отмечается еще около 30 особенностей фонетики, морфологии и синтаксиса34, что ярко иллюстрируют грамоты именно периода XI-XII вв., сохранившие для нас живую разговорную речь той эпохи. В связи с тем, что значительная часть археологических нахо- док связана с деятельностью новгородских священников, пра- вомерным является рассмотрение вопроса о роли духовенства в распространении грамотности среди населения. Нам пред- ставляется, что эта роль была достаточно велика. Духовенство, которое в равной мере владело и бытовым и профессиональ- ным видом письма, вполне могло успешно справиться с зада- чей обучения населения грамоте. В равной мере этим могли заниматься и приходские священники, и монастырский клир. Как свидетельствует содержание берестяных писем, в рамках бытовой системы грамоте обучались и мальчики, и девочки, а Псалтирь и Часослов служили, в том числе, и учебной лите- ратурой. Подтверждают данную мысль и свидетельства исто- рических источников. Первым новгородским епископом Иоа- кимом Корсунянином (989-1030 гг.), а затем и Лукой Жидятой (1036-1061 гг.) за короткий срок в Новгороде был создан кор- пус необходимой богослужебной литературы35, организовано летописание, школа для детей. С именами епископов Ники- ты и Иоанна связан период расцвета новгородского храмового строительства с конца XI в., а вторая половина XII в. отмечена интенсивным строительством монастырей вокруг Новгорода.  В XII веке в Новгороде выявлено два центра летописания, где в совершенстве владели книжной системой письма. Первый — архиепископская кафедра, там с 1136 году под руководством киевского ставленника, воспитанника Печерского монастыря, владыки Нифонта (1130-1156 гг.) началась переработка княже- ских, преимущественно киевских, летописей. Вторым центром новгородского летописания XII в. стала церковь святого Иа- кова в Неревском конце, где в 1144 г. священником Германом Воятой на основе архиепископского летописания был состав- лен свод, известный как Синодальный список Новгородской первой летописи, куда Воята смело включал и записи лично- го порядка. Его дело продолжил Тимофей, доведший свод до 1230 года; записи же XIII-XV вв. сужаются до летописания ули- чанской церкви. Подводя итоги всего выше сказанного, можно свидетельст- вовать, что к XII в. в Новгороде устойчиво сложились две фор- мы письма — профессиональная и бытовая. Обучение велось первоначально на деревянных досках (церах), залитых воском, а затем на бересте и пергаменте. Навык письма в рамках книж- ной системы был необходим для выполнения служебных обя- занностей, а бытовая использовалась для повседневных нужд. Следовательно, социальный состав грамотного населения был достаточно широк — это духовенство, княжеская администра- ция, купцы и рядовые горожане. Роль новгородского духовен- ства в распространении грамотности среди горожан была зна- чительна, так как оно имело и опыт обучения книжной системе и корпус необходимой богослужебной литературы.
 
< Предыдущая   Слудующая >