Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ



реклама:




Заглавие акафистов святым

Заглавие и рефрен акафистов святым: функции, структура, варианты

Автор: Людоговский Федор Борисович

Акафисты, столь популярные в настоящее время, могут быть объ-ектом анализа различных гуманитарных и богословских наук. Жанр акафиста представляет несомненный интерес для религиоведения (с этих позиций написана работа: Давыдов 2004); естественным является обращение к данной тематике со стороны литургистов (см., например: Козлов 1992; Козлов 1992а); с позиций литературоведения акафист может быть рассмотрен как жанр массовой литературы (Чуркин 2007). Что же касается лингвистики текста, то для этой филологической дис-циплины акафист представляет собой весьма многообещающий материал.

Тема настоящего доклада смежна с проблематикой нашего выступления на конференции 2004 г. (см.: Людоговский 2004).

Функции и структура заглавия. Заглавие акафистов святым характеризуется определенным набором функций, которые определяют как структуру заглавия, так и допустимые его варианты.

Функции заглавия таковы:

1) оно указывает на жанр текста «Акафист…»,

2) содержит обозначения чина святости (идентификатор, в терминологии И.В. Бугаевой – см.: Бугаева 2006),

3) включает имя святого

4) его «прозвание» (дифференциатор).

Таким образом, минимальная структурная схема заглавия является четырехчленной. Например: «Акафист преподобному Сергию Радонежскому», «Акафист святителю Филарету Московскому», «Акафист праведному Алексию Московскому». Однако довольно часто авторы (и/или редакторы, издатели) не ограничиваются минимальной схемой и нанизывают на нее разного рода эпитеты, усложняют идентификаторы, удваивают дифференциаторы, приводят наименование церковного сана или светского титула святого, рода его занятий и др. Приведем примеры: «Акафист преподобному Авраамию, архимандриту Ростовскому, чудотворцу», «Акафист преподобному Агапиту, врачу Печерскому», «Акафист святому преподобному Адриану, игумену Ондрусовскому, Олонецкому чудотворцу», «Акафист святому праведному Алексию, пресвитеру Московскому» и т. п.

Из вышесказанного вытекают два важных следствия. Вопервых, в разных изданиях один и тот же текст может иметь различные заглавия (ср. заглавия акафиста прп. Серафиму Саровскому: от минимального «Акафист преподобному Серафиму Саровскому» [Ак., 368] через более пространное «Акафист святому преподобному Серафиму Саровскому» [АРС 3, 313] к развернутому «Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Серафиму, Саровскому чудотворцу» [СС, 3]). Вовторых, разные акафисты одному святому могут иметь одинаковые заглавия.

Например, в известном трехтомнике «Акафисты русским святым» названия обоих акафистов преподобному Сергию Радонежскому тождественны: «Акафист святому преподобному Сергию, игумену Радонежскому и всея России чудотворцу»; точно так же два акафиста праведному Иоанну Кронштадтскому имеют заглавие «Акафист святому праведному Иоанну Кронштадтскому, чудотворцу». Таким образом, выполнение одной из важнейших, казалось бы, функций заглавия – разбиения множества текстов на (непересекающиеся) классы – оказывается в общем случае неосуществимой.

Между тем, акафисты как система текстов выработали иное, достаточно надежное, средство для противопоставления нетождественных текстов. Речь идет о рефрене (= припеве).
Синтаксическая структура и лексическое наполнение рефрена. Материалом для анализа послужил упомянутый выше трехтомник «Акафисты русским святым» (СПб., 19951996).
Рефрен в акафистах святым всегда начинается с инициали Радуйся (Радуйтеся) – это первый обязательный лексический компонент.

Второй обязательный компонент – это имя святого: оно всегда входит в состав рефрена (исключение составляют акафисты соборам святых) и нередко занимает позицию непосредственно после Радуйся. Напротив, в хайретизмах (воззваниях, предшествующих рефрену) святой не называется по имени: одним из основных средств номинации здесь выступают перифразы – как образные (основанные на метафоре, реже – на метонимии), так и необразные (логические), в основе которых лежит действие, совершенное (совершавшееся, совершаемое) адресатом (над адресатом). Таким образом, рефрен как бы подводит итог разнообразным непрямым наименованиям святого.

Рефрен в акафистах святым довольно часто содержит указание на тот лик святых (преподобные, мученики, благоверные князья и проч.), к которому принадлежит данный адресат (аналогичное указание, как мы видели, практически всегда содержится в заглавии акафиста). Так, из 138 акафистов трехтомника 76 содержат терминологически точные указания на лик святости. Рефрен акафиста прп. Паисию Угличскому состоит ровно из трех перечисленных выше компонентов – императива, имени и идентификатора: Радуйся, Паисие преподобне [АРС 2, 158–168] и может рассматриваться как пример реализации минимальной структурной схемы рефрена.

Следует отметить также, что из 131 акафиста, обращенного к святым мужам (или в том числе мужам) 79 содержат обращение чудотворче (чудотворцы). Вполне возможно, что существенную роль здесь сыграл рефрен акафиста (одного из двух) прп. Сергию Радонежскому: Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче [АРС 3, 370–381], а также (и, возможно, в первую очередь именно он) рефрен акафиста свт. Николаю Мирликийскому: Радуйся, Николае, великий чудотворче.

23 акафиста включают в себя почти всегда согласованные с обращением чудотворче оттопонимические «прозвания» святых (не всегда, впрочем, соотносящиеся с заглавием акафиста), например: Радуйся, Авраамие, Смоленский чудотворче [АРС 1, 45–56]; Радуйся, преподобне отче наш Афанасие, Высоцкий чудотворче [АРС 1, 378–387]; Радуйся, Гурие, Казанский и Свияжский чудотворче [АРС 1, 608–617]; Радуйся, Савво, Новгородский чудотворче («Акафист святому преподобному Савве, Вишерскому чудотворцу») [АРС 3, 287–295]; Радуйся, Трифоне, страны северныя просветителю, Печенгский чудотворче [АРС 3, 527–538]. Рефрены двух акафистов – прп. Александру Ошевенскому и прп. Александру Свирскому – различаются лишь подобным оттопонимическим «прозванием»: Радуйся, преподобне Александре, Ошевенский чудотворче [АРС 1, 146–156] и Радуйся, преподобне Александре, Свирский чудотворче [АРС 1, 160–171]. Некоторые рефрены содержат географическую информацию в несколько иной форме: Радуйся, Иове, преславный угодниче Божий, и обители Почаевския украшение [АРС 2, 381–395]; Радуйся, святый равноапостольный Николае, церкве Японския предстателю [АРС 3, 65–75]; Радуйся, угодниче Божий Олеже, града Брянска чудотворче [АРС 3, 128–138].
Функции рефрена. Как видно из вышеизложенного, рефрен акафиста несет важную функциональную нагрузку.

Рефрен и текст акафиста. Рефрен, многократно повторяясь, пронизывает весь текст акафиста, самим этим повтором обеспечивая его связность и структурируя его. Рефрен звучит заключительным аккордом как каждого икоса, так и акафиста в целом. Если говорить об акафистах святым, то в рефрене отражается характер почитания святого, в нем заключается главное, наиболее важное и адекватное с точки зрения составителя акафиста наименование святого, обращение к нему.

Рефрены различных акафистов. Рефрены различных акафистов святым (будь то разным святым или одному и тому же святому) за редчайшим исключением (например, акафисты преподобному Стефану Махрищскому и святителю Стефану Пермскому, см. выше) различны. Таким образом, рефрен выполняет также функцию дифференциации различных текстов, с которой заглавие справляется не вполне удовлетворительно.

Источники:

1. Ак. – Акафистник. Кн. 2. М., 2002.
2. АРС 13 – Акафисты русским святым. Т. 13. СПб., 19951996.
3. СС – Акафист преподобному отцу нашему Серафиму, Саровскому чудотворцу. СвятоТроицкая Сергиева Лавра, 1999. (Репринт: СПб., 1904.)


Литература:
 
1. Бугаева 2006 – Бугаева И.В. Номинация святых в русской православной традиции // Библия и европейская литературная традиция. Вып. 2. СПб., 2006. С. 85-93.
2. Давыдов 2004 – Давыдов И.П. Православный акафист русским святым (ре-лигиоведческий анализ). Благовещенск, 2004.
3. Козлов 1992 – Козлов М., диак. Из истории акафиста. Часть. 1. Византийские и русские досинодальные акафисты // Журнал Московской Патриархии. 1992. ? 3. С. 43-49.
4. Козлов 1992а – Козлов М., диак. Из истории акафиста. Часть. 2. Русский акафист в синодальный период истории Церкви // Журнал Московской Патри-архии. 1992. ? 3. С. 37-43.
5. Людоговский 2004 – Людоговский Ф.Б. Современные церковнославянские акафисты: зависимость содержания от структуры // Христианское просвеще-ние и русская культура. Материалы VII научно-богословской конференции. 24-25 мая 2004 г. Йошкар-Ола, 2004.
6. Чуркин 2007 – Чуркин А.А. Русский акафист середины ХХ – начала XXI века как жанр массовой литературы / Доклад на Ежегодной межвузовской научно-методической конференции преподавателей и аспирантов (СПбГУ, 2007).
 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >