Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ





Смысл жизни и вера в Бога
Автор: Загайнова Татьяна Демидовна

Смысл жизни основанный на вере в Бога

По выражению учителя Церкви IV века Тертуллиана, «душа по природе христианка». В каждой душе горит огонь Божественного оза-рения, огонь веры, надежды и любви. Его нельзя погасить. Он нет-нет, да и заявит о себе, поставит перед нами жгучие вопросы: что же такое человек? Зачем, почему и для чего он живет на земле? Каково его на-значение?

Евангелие говорит: ищите узкий путь, идите по узкому пути (Мф. 7, 14), терпите, ибо в этом – высшее счастье (Мф. 10, 22; 24, 13). Мир же говорит нечто другое, и, как может показаться поначалу, очень убедительное: живите широко, берите от жизни все, что можете, не принимайте ничего близко к сердцу.
И получается, что каждый человек стоит перед выбором, по како-му же пути идти... Но какой бы путь он ни выбрал, рано или поздно он встретится с Богом. Некоторые, живя в благочестивых семьях, с детст-ва принимают христианский мир, с детства в них зажигается искорка добра и правды Божией, которая с возрастом разгорается в великое пламя Христовой любви. Но бывает так, что и в зрелые годы, когда, казалось бы, человек уже выбрал себе дорогу, какое-то сильное потря-сение заставляет его обратиться к Богу. Так случилось и с Еленой Ва-сильевной Мантуровой (преподобной Еленой Дивеевской).
В Нижегородской губернии, в Ардатовском уезде, в родовом име-нии в с. Нуча жили сиротами брат с сестрой, дворяне-помещики Ми-хаил Васильевич и Елена Васильевна Мантуровы. Елена была веселого характера, стремилась к забавам, мечтала только о светской жизни и скорейшем замужестве. Случилось так, что вскоре скончался их дед – единственный богатый представитель рода Мантуровых. Находясь при смерти, дедушка через газеты вызывал их к себе, дабы передать им свое состояние. Михаила Васильевича в то время не было дома, и по-тому, чтобы не замедлить, Елене Васильевне пришлось ехать одной, с дворовыми людьми. Недолго думая, она отправилась в путь, но уже не застала деда в живых и присутствовала только на его похоронах. По-трясенная этим несчастьем, Мантурова заболела горячкой и, как толь-ко болезнь ушла, и она немного окрепла, пустилась в обратный путь. В уездном городе Княгинине Нижегородской губернии Елена Васильев-на остановилась на почтовой станции, и захотела выпить чая, для чего послала людей распорядиться, а сама осталась сидеть в карете.
Когда пришло время, горничная послала лакея просить барышню войти. Но едва успел лакей спуститься по лестнице, как вскрикнул при виде Елены Васильевны и замер на месте. Она стояла во весь рост, совершенно опрокинувшись назад, едва держалась за дверцу полуот-крытой кареты, и на лице ее выражались страх и ужас. Немая, с сильно расширенными зрачками, бледная как смерть, она уже не могла дер-жаться на ногах. Лакей и все сбежавшиеся на его крик люди кинулись на помощь Елене Васильевне. Пробовали узнать, в чем дело, спраши-вали ее, но она оставалась в бессознательном положении. Горничная, предполагая, что барышня умирает, позвала священника. Когда он явился, Елена Васильевна была уже в сознании, язык и рассудок дей-ствовали по-прежнему. Она исповедовалась и причастилась. Успоко-ившись от всего происшедшего, Елена Васильевна приехала домой и рассказала брату и невестке следующее: «Оставаясь одна в карете, я немного вздремнула, и когда открыла глаза, то никого не было по-прежнему около меня. Наконец вздумала выйти и сама открыла дверцу кареты, но лишь ступила на подножку, невольно почему-то взглянула вверх и увидела я над своей головой огромного, страшного змия. Он был черен и страшно безобразен, из пасти его выходило пламя, и пасть эта казалась такою большою, что я чувствовала, что змий совершенно поглотит меня. Видя, как он надо мною вьется и все спускается ниже и ниже, даже ощущая уже дыхание его, я в ужасе не имела сил позвать на помощь, но, наконец, вырвалась из охватившего меня оцепенения и закричала: «Царица Небесная, спаси! Даю Тебе клятву, никогда не вы-ходить замуж и пойти в монастырь!» Страшный змий в одну секунду взвился вверх и исчез... но я не могла прийти в себя от ужаса!..» Миха-ил Васильевич долго не мог опомниться от случившегося с его сест-рой, а Елена Васильевна, чудом спасенная от врага человечества, со-вершенно изменилась в характере. Она стала серьезной, духовно на-строенной и обратилась к священным книгам. Мирская жизнь стала ей невыносима, она отвергла своего жениха, жаждала поскорее уйти в монастырь и совсем затвориться в нем, страшась гнева Матери Божией за неисполнение данного ею обета. Вскоре Елена Васильевна поехала в Саров к о. Серафиму Саровскому просить его благословения на по-ступление в монастырь. Целых три года готовил ее батюшка к пред-стоящей перемене в ее жизни, заставлял работать над собой, упраж-няться в молитве и приобретать необходимое терпение. Ведь путь к монашеству – это самый тернистый путь; жизнь монашествующих – это внутренняя, сокровенная борьба против греха; это тайная работа над собой, над своим сердцем, изгнание из него страстей и пороков. Это – и разумный, свободный подвиг человека, борьба за достижение христианского совершенства… Три года Елена Васильевна почти не выходила из своей кельи, проводя в ней жизнь отшельницы, отре-шенная от всего и всех, она неустанно молилась, ибо только в мона-шестве видела свой путь ко спасению.
Необыкновенно добрая от природы, Елена Васильевна творила добро тайно, непрестанно и много. Зная нужду многих бедных сестер, а также нищих, она раздавала им все, что имела и что получала от дру-гих, но незаметно. Бывало, идет мимо и подаст кому-нибудь, говоря: «Вот, матушка, такая-то просила меня передать тебе!» Вся ее пища заключалась обыкновенно в печеном картофеле и лепешках, которые висели у нее на крылечке в мешочке. Спала она на камне, прикрытом лишь тонким ковриком.
Когда батюшка Серафим хотел назначить Елену Васильевну на-чальницей своей Мельничной обители, она страшно смутилась. Одна-ко впоследствии, когда устроилась мельница и отец Серафим перевел в нее семь первых девушек-послушниц, он приказал им во всем благо-словляться у Елены Васильевны  и относиться к ней как к своей на-чальнице, хотя та так и осталась до самой своей смерти жить в общин-ке при Казанской церкви. Елена Васильевна трудилась и несла послу-шания наравне с прочими сестрами, в особенности, когда батюшка Серафим благословил сестер копать канавку вокруг монастыря по ука-занию Царицы Небесной. Батюшка необыкновенно горячо любил свою боголюбивую послушницу, но Божиим промыслом ей суждено было быстро оставить этот мир. Кончина и последние дни жизни этой вели-кой рабы Божией поистине замечательны.
Однажды батюшка Серафим призвал к себе Елену Васильевну и сказал ей: «Вот, видишь ли, матушка, Михаил Васильевич, братец-то твой, болен у нас, и пришло время ему умирать, и умереть надо ему, матушка, а он мне еще нужен для обители-то нашей, для сирот-то. Так вот и послушание тебе: умри ты за Михаила-то Васильевича, матуш-ка!» «Благословите, Батюшка!» – ответила Елена Васильевна смирен-но и как будто спокойно. Отец Серафим после этого долго-долго бесе-довал с ней, услаждая ее сердце и касаясь вопроса смерти и будущей вечной жизни. Елена Васильевна молча все слушала, но вдруг смути-лась и произнесла: «Батюшка! Я боюсь смерти!» – «Что нам с тобой бояться смерти, радость моя! – ответил отец Серафим. – Для нас с то-бою будет лишь вечная радость!» Елена Васильевна простилась и че-рез несколько дней мирно отошла ко Господу. Перед кончиной Гос-подь сподобил ее дивных видений. Отвечая на настойчивые просьбы сестер, монахиня Елена открыла, что видела она Господа как Неизре-ченный Огнь, а царицу Небесную и Ангелов – просто. Она скончалась в 27-ми летнем возрасте, накануне праздника Святой Троицы, прожив в Дивеевской обители всего семь лет.
Утешая сестер, батюшка Серафим говорил радостно: «Какие вы глупые, радости мои! Ну, что плакать-то! Мы должны радоваться; ее душа вспорхнула, как голубица, вознеслась ко Святой Троице. Перед ней расступились Херувимы и Серафимы и вся небесная сила! Она – прислужница Матери Божией! Фрейлина Царицы Небесной она! Лишь радоваться нам, а не плакать должно! Со временем ее мощи и Марии Семеновны будут почивать открыто в обители, ибо обе они так угоди-ли Господу, что удостоились нетления!»
Ныне угодница Божия монахиня Елена (Мантурова) причислена Церковью к лику святых преподобных жен. Горячей верой и неос-лабным подвигом, единым порывом к Богу ознаменована жизнь ди-веевской подвижницы. Она удалила из своего ума и сердца все злое и порочное и последовала за Христом по узкому пути, который ведет в жизнь вечную. И ради той блаженной жизни она оставила все свое богатство и знатность рода, отвергла все земное, устремила путь свой к Небу, которое стало ее неотъемлемым уделом.
 
Рекомендуем:
< Предыдущая