Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Философия arrow Лингвистический поворот в философии





Лингвистический поворот в философии

«Лингвистический поворот» в религиозной философии XX века: постановка проблемы

О. В. Мащитько

Целью этой работы является исследование парадигмальных новаций, характерные для религиозной философии ХХ века, в контексте совре­менного философского поиска. Изменения, происходящие в философии при переходе от классического к неклассическому периоду обозначают понятием «лингвистический поворот». К его основным чертам относят критику понятия субъекта, исследование смысла и значения, стремление рассматривать язык как предельное онтологическое основание мышле­ния и деятельности, рассмотрение историчности оснований языка, опи­сание его политических и социальных функций [4, c. 418–419].

Задача заключается в конкретизации этих тенденций применительно к религиозно-философской мысли ХХ века. Это позволит определить ме­сто религиозно-философских концепций языка в современном философ­ском поиске, прояснить их функции в формировании нового понимания предмета и задач религиозной философии, переинтерпретации ее тради­ционных проблем.

Для реализации этих задач необходимо провести компаративный анализ, с одной стороны, православных и протестантских религиозно-философских концепций ХХ века (на примере философии О. Розенштока-Хюсси и П. Флоренского), для выявления инвариантных тенденций, ха­рактеризующих неклассическую религиозную философию, и, с другой стороны, базовых ориентаций в религиозно-философской мысли ХХ века и в исследованиях периода «лингвистического поворота».

Признание языка предельным онтологическим основанием мышле­ния и деятельности есть один из основных признаков, объединяющих религиозно-философские концепции языка и современные философские исследования. Концепция языка в рамках религиозно-философской тра­диции ХХ века – своего рода трансцендентальное знание, которое явля­ется априорным основанием всякого человеческого познания.

В рамках православной философии эта проблема рассматривается в контексте онтологической трактовки гносеологических вопросов, кото­рая характерна и для философии языка П. Флоренского. Считая, что по­знанию «существенно принадлежит духовность» [6, c. 288], мыслитель трактует его как своего рода «общение» с предметом. На специфическом истолковании проблемы субъекта и объекта познания П. Флоренский ос­новывает интерпретацию языка как онтологической основы познава­тельного процесса. Связь субъекта и объекта, их взаимопроникновение и взаимооткровение есть, по мнению мыслителя, нечто бытийственное, есть «синэнергия», раскрытие бытия с обеих сторон, которая трактуется как символ, слово, язык.

Слово, таким образом, есть то, что обеспечивает познавательный прорыв. Причем в этом контексте язык интерпретируется не в классиче­ском смысле, как средство познания, а как «новое, двуединое энергети­ческое явление, новая реальность в мире» [6, c. 292].

Интерпретация языка как онтологической основы познания основано на ином, по сравнению с классическим способе осмысления проблемы соотношения языка и мышления. О. Розеншток-Хюсси в рамках рассуж­дений об этой проблеме исследует этимологию слова «ratio» и приходит к выводу, что его первоначальный смысл включал такое значение, как речь. Дихотомию мышления и речи О. Розеншток-Хюсси называет «ложной дилеммой». Единственным выразителем духовного, идеального содержания для него является язык, именно он характеризует человека как разумное существо, предшествуя мышлению и заключая его в себе.

Одной из наиболее существенных черт «лингвистического поворо­та» в философии ХХ века является критика понятия субъекта. Эта черта отражает момент перехода от классической метафизики, в рамках кото­рой чистое сознание, cogito, является исходным пунктом философство­вания, к неклассической философии, которая рассматривает феномен языка как его альтернативу.

Для всех религиозно-философских мыслителей начала ХХ века ха­рактерно представление, согласно которому в языке объективируется и получает определенность сознание человека. О. Розеншток-Хюсси целью грамматики считает рассмотрение речи как особого поля энергий, в котором человек обретает или теряет свое сознание, изменяет или раскры­вает его. В философии П. Флоренского слово трактуется как духовная энергия, с помощью которой человек раскрывает себя для других. По­добно тому, как у М. Хайдеггера «сущность человека покоится в языке», у П. Флоренского слова человека есть «он сам»: «Язык – самое глубокое из проявлений Я, и Я, без языка, …перестает быть объектным даже для самого себя; оно тогда всячески не действительно» [6, c. 186].

Сквозь призму критики понятия субъекта интересно рассмотреть философию имени П. Флоренского. В трактовке человеческой субъек­тивности мыслителем предлагается «мыслить именами», поскольку лич­ность «есть не что иное как агрегат слов, синтезированных в слово слов – имя» [6, c. 271].

Одной из базовых ориентаций, объединяющих религиозно-фило­софскую мысль ХХ века и исследования периода «лингвистического по­ворота» является исследование социальных и политических функций языка. Подлинный язык в понимании О. Розенштока-Хюсси является со­циальным и политическим феноменом, а речь – «функцией» социальных отношений. Способность языка творить социальное бытие и политиче­ский порядок он считает ключевым пунктом в понимании его собствен­ной сущности: «Тот, кто в грамматике не описывает образование обще­ственных форм, разрушает само основание всякой грамматики» [2, c. 82]. В этом смысле объектом философии языка О. Розенштока-Хюсси явля­ются лишь грамматические формы, имеющие «социальные последст­вия».

В рамках православной философии П. Флоренский социальность слова и имени связано с таким его свойством, как синэнергийность. В слове происходит сращивание энергий индивидуального духа и общече­ловеческого разума, присоединение говорящего к надиндивидуальному соборному единству.

Включение парадигмальных новаций, предложенных неклассиче­ской философией, в ткань религиозно-философского поиска, является достаточно эвристичным прежде всего для самой религиозной филосо­фии. Традиционные религиозно-философские проблемы переводятся в плоскость языкового анализа и решаются посредством языковой анали­тики, что открывает перед современной религиозной философией новые исследовательские перспективы.

Литература

1. Розеншток-Хюсси О. Бог заставляет нас говорить. М., 1998.

2. Розеншток-Хюсси О. Речь и действительность. М., 1994.

3. Розеншток-Хюсси О. Язык рода человеческого. М. – СПб., 2000.

4. Филиппович А. В. Лингвистический поворот // Постмодернизм. Энциклопедия. Мн., 2001.

5. Флоренский П. А. Имена. М.,2001.

6. Флоренский П. А. Мысль и язык // Флоренский П.А. Сочинения. Т. 2. У водораз­делов мысли. М.,1990.

 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >