Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Объект получения взятки



реклама:




Объект получения взятки

Объект получения взятки: история и современность

А. А. Пухов

Большинство советских ученых-криминалистов считали, что непо­средственный объект взяточничества совпадает с родовым объектом должностных преступлений. В науке советского уголовного права следу­ет выделять шесть научных подходов определения объекта должностного преступления. Критерием классификации выступает общность (схожесть) научных взглядов. Первоначально существовал научный подход, кото­рый определял объектом должностного преступления «государственную дисциплину» (А. Трайнин).

Господствующим и принятым в советском уголовном праве определением объекта должностного преступления яв­лялась «правильная, отвечающая интересам социалистического строи­тельства работа государственного и общественного аппарата» (А. Трай-нин, М. Шаргородский, М. Красильников, З. Вышинская, В. Меньшагин, A. Герцензон, Н. Д. Дурманов, А. Б. Сахаров, Н. П. Кучерявый, B. Ф. Кириченко, Б. В. Волженкин, Б. В. Здравомыслов, Й. Й. Прапестис, Ю. И. Ляпунов). Идея третьего научного подхода заключалась в понима­нии под объектом должностного преступления государственного аппара­та в целом (М. Исаев и А. Пионтковский). Суть четвертого – в признании объектом должностных преступлений «управления социалистическим государством и социалистическим хозяйством» (Б. С. Утевский). В рамках пятого подхода объект должностного преступления рассматривался с позиции личных качеств должностных лиц: «служебный долг (служеб­ные обязанности) должностного лица», «честность и неподкупность должностных лиц» (А. Жижиленко, М. Кожевников и П. Лаговиер, C. А. Голунский, Н. Дурманов, Г. Мишин). Шестой подход базировался на утверждении, что должностным преступлениям присущи два объекта: нормальная деятельность государственного аппарата и гарантированные законом права и интересы граждан (М. Шаргородский, К. Безносиков).

В науке советского уголовного права не все ученые отождествляли объект взяточничества и родовой объект должностных преступлений. Так, В. Ф. Кириченко и А. Я. Светлов предлагали определять непосредст­венный объект взяточничества в зависимости от характера действий взяткополучателя, т. е. если взятка дается за выполнение законного дея­ния, то покушение на один непосредственный объект, а при совершении незаконных действий – на два. С. Закутский утверждал, что непосредст­венный объект взяточничества не совпадает ни с родовым, ни с непо­средственным объектом других должностных преступлений. Непосредственным объектом взяточничества он предлагал считать публично-правовой характер оплаты служебной деятельности должностных лиц советского государственного аппарата.

Если под объектом преступления понимать общественные отноше­ния, то родовым объектом должностных преступлений являются общест­венные отношения, обеспечивающие соответствующее интересам служ­бы содержание деятельности государственного, общественного и хозяй­ственного аппарата управления. В данном случае непосредственным объ­ектом взяточничества будут являться общественные отношения, опосре­дующие публично-правовой характер оплаты служебной деятельности должностных лиц. Если же под объектом преступления понимать цен­ность, благо, то непосредственным объектом взяточничества будет вы­ступать неподкупность должностных лиц. Неподкупность в данном слу­чае выступает не как моральная категория, а как правовая ценность. Кро­ме всего прочего, неподкупность нарушается только взяточничеством, т. е. это та специфическая категория, которая отличает взяточничество от всех иных должностных преступлений.

Объект преступления является основанием (критерием) для построе­ния особенной части уголовного кодекса и объединения преступлений в главы по признаку единого родового объекта. В этой связи правильное и единообразное определение объекта взяточничества имеет важное теоре­тическое значение для науки уголовного права, правоприменительной практики, а также для правильной квалификации уголовно наказуемых деяний.

 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >