Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow История христианства arrow Религиозная коммуникация













Религиозная коммуникация
Автор: Лебедев В. В.

Арабский язык как средство религиозной коммуникации в учебном процессе 

В условиях, когда набирает силу тенденция к специализации за счет искони присущего отечественному образованию универсализма, сугубо важное значение приобретает точное и выверенное целеполагание в изучении каждой учебной дисциплины. Оно позволит не только определить оптимальные и наиболее эффективные пути освоения ее материала, но и обеспечить ей тот минимальный культурный, общеобразовательный и познавательный контекст, без осознания которого наступает дезинтеграция и беспорядочная атомизация самого учебного процесса.

Изучение арабского языка в нашей стране может иметь как общезначимые, так и специфические для отдельных конфессий и этнических групп цели. При этом оно не обязательно ограничивается чисто практическими задачами и утилитарными потребностями. Великий Менделеев отмечал, что «в образовательном отношении изучение языка по своему влиянию на развитие сознательности имеет такое же значение, как математика». Общеобразовательное значение арабского языка трудно переоценить. В этом отношении он не уступает ни греческому, ни латинскому, бывшими существенными элементами классического образования, а во многом и превосходит их. Обладая ясной, поистине математической четкостью своей полностью прозрачной и мотивированной словообразовательной структуры, ограниченным набором взаимосвязанных и взаимообусловленных словоизменительных парадигм, почти самоочевидной системностью синтаксических отношений, арабский язык как бы обнажает перед изучающим его все основные закономерности знаковых систем и эффективно способствует формированию у него системного мышления.
Заинтересованность в изучении арабского языка может быть вызвана также и тем, что это один из немногих древнейших языков мира, продолжающих жить и в наши дни. Литературный арабский язык сохраняет важнейшие типологические черты этой группы языков, те черты, которые либо ушли в небытие во всех современных языках, либо перешли в разряд архаичного и малоупотребительного. Кроме того, он выступает для всякого, кто сподобится им овладеть, как материальный носитель культур, оставивших глубокий след в духовной истории человечества.
Это, прежде всего, язык кочевнической культуры, выработавшей систему преодоления экстремальных географических и социальных условий, преуспевшей в жестком, а порой, и жестоком противопоставлении «своего» и «чужого», доводящей до крайнего предела восхваление и превозношение первого и порицание, высмеивание и осуждение второго, культуры, пронизанной культом мести.
Это, конечно же, и язык арабской культуры с ее уникальной системой гуманитарного знания; с ее вдохновенной свободолюбивой поэзией, отразившей поэтическое мышление и поэтический дух арабского народа; с ее знаменитой сказкой, преподающей изощреннейшие уроки житейской мудрости, и развлекающей фантастическими картинами невероятных событий, за которыми скрывается тонкая истина, с ее философией, содержащей критику чистого разума и возвышенную мистическую мораль, с ее историей, обнаруживающей знакомство со многими народами земли, с ее астрономией, математикой, химией и медициной, в которых арабы выступили учителями Европы. Это язык самого большого купеческого народа на земле, который, торгуя, оказывал огромное воздействие на многие народы, в том числи и населяющие наше Отечество. Это язык исламской цивилизации, обогатившей мировую впечатляющей теорией солидарности.
В чем может состоять православный интерес к изучению культурных достижений арабов по их первоисточникам? Из многих аспектов проблемы отметим лишь один, связанный с насущными задачами самопознания православной культуры. Известно, что для того, чтобы понастоящему понять, осознать и прочувствовать «свое», нужно «отойти» от него на некоторое расстояние и из этого отстояния посмотреть на «свое» сквозь призму «чужого», чтобы затем вновь вернуться к себе самому. Сущность образования, как давно показала нам философия, составляет именно возвращение к себе. А предпосылкой такого возвращения служит отчуждение. Каждый пребывающий в культуре, которая есть процесс воспитания и роста человеческого духа, осознает необходимость постижения «своего» через «чужое». И, повидимому, для каждой культуры есть свое оптимальное «чужое», позволяющее видеть себя с наибольшей глубиной. Относительно православной культуры таковой, на наш взгляд, является арабская, не слушком удаленная от нее, как дальневосточные, и не слишком приближенная к ней, как другие европейские. Сопоставительные или контрастивные исследования арабской и русской православной культурных традиций могут дать добротный и интересный материал для самопознания каждой из них.
И, наконец, особой целью изучения арабского языка может стать его освоение как средства религиозной коммуникации для всех, исповедующих ислам, включая и ряд автохтонных народов России. Арабский язык как неотъемлемая часть исламской веры, обладает некоторыми релевантными для методики обучения особенностями: это не язык «вообще», включающий неопределенную совокупность текстов, а только язык Корана (писания) и Сунны пророка (предания); это семантические, лексические, синтаксические и даже морфологические единицы и явления, свойственные эти двум источникам исламской веры; это специальные нормы устной реализации текста писания, отличные как от норм озвучивания всех других арабских текстов, так и звучания спонтанной арабской речи; это и определенные структурные черты, характерные для любых текстов фидеистических жанров и проявляющие себя в формальносмысловой организованности, методической упорядоченности, семантическом параллелизме, образности, принципиальном наличии неясных выражений, смысловой неисчерпаемости и т. д.
Нельзя не отметить, что обучение арабскому языку как средству религиозной коммуникации, равно как и средству выражение арабомусульманской культуры, целесообразно, полезно и благотворно строить в терминах и понятиях арабской языковедческой традиции — одной из немногих самобытных лингвистических традиций в мире и важнейшего компонента гуманитарного знания арабов. Эта традиция складывалась на основе обучения языку Корана и поэтому обладает значительным дидактическим потенциалом. В анализе языковых явлений она исходит из речевой реальности, процесса порождения речи, учитывает различные факторы речевого функционирования. При этом анализ никогда не доводится до предела, за которым начинается разделение, разложение, дезинтеграция, исключающая даже саму возможность синтеза. Ее анализ нацелен исключительно на объяснение языковых явлений. Эта традиция дает весьма подробные классификации явлений, фактов и отраслей языковедения и при этом не устанавливает жестких разграничительных рубежей. Ее теоретические построения принципиально системны и обладают высокой интеллектуальной ценностью. По свидетельству основателя общей теории систем Л. фон Берталанфи, одними из основных понятий, отражающих сущность «систем вообще», являются централизация и иерархическое строение. Очевидно, что истоком истинно системного подхода к многообразным явлениям действительности может быть только религиозное миропонимание, утверждающее веру в Единого Бога, ставящее Его во главе угла в универсальном порядке вещей и исповедующее Его Единство и Единичность как изначальный принцип, из которого происходит всякая множественность и материальная плюралистичность.
Для моих православных братьев и сестер важно и существенно также под¬черкнуть и то, что как средство религиозной коммуникации арабский язык используется на Арабском Востоке православными, а также принадлежащими к догматически близким Православию конфессиям.
Для обучения арабскому языку как средству религиозной коммуникации в исламе нами подготовлена программа и созданы учебники для начального, продвинутого и завершающего этапов (В. В. Лебедев. Учись читать Коран поарабски; В. В. Лебедев, Г. Р. Аганина. Семь аятов на каждый день. Аудиторный курс для начинающих; В. В. Лебедев. Читаем хадисы поарабски; В. В. Лебедев. Введение в традиционное корановедение для изучающих арабский язык). Программа нацелена на поддержание культурнорелигиозного двуязычия российских мусульман, так и на вузовскую подготовку исламоведов и специалистов по исламской цивилизации, и может быть использована всеми, кто желает познакомиться с исламом по его первоисточникам.
Наши учебные и научные контакты с Православным СвятоТихоновским Богословским институтом имели своим результатом то, что нами начата работа над учебным пособием под названием «Арабский язык для начинающих (введение в православные тексты)». С первых шагов оно будет нацелено на тексты Священного Писания и православного молитвослова. Это позволит, надеемся, целенаправленно, продуктивно и оперативно готовить специалистов по арабоязычной христианской литературе.
 
< Предыдущая   Слудующая >