Pravmisl.ru















Ф.Ф.Ушаков
Автор: Махновец Д.А.

Святой праведный воин Феодор

24 февраля 2005 г. исполнилось 260 лет со дня рождения адмирала Федора Федоровича Ушакова, прославленного Православной Церковью в лике святых праведных. Это лишь внешний повод обращения к основным вехам жизненного пути и важнейшим чертам облика славного сына России. Более основательной причиной внимательного прочтения трудов современников адмирала Ушакова, позднейших исследований и документальных материалов может быть названо упрощение и искажение образа праведного воина  в традициях советской историографии по шаблонам социалистического реализма. Была даже сделана попытка подкорректировать внешние данные адмирала, уж очень не подходили мягкие черты лица праведного воина и его ясный взгляд под социалистические представления о героической внешности. Художник-антрополог М.М.

Герасимов высказал  в 1949 г. мысль о том, что известный портрет Ушакова излишне идеализирован1 . Однако это мнение было опровергнуто группой судебно-медицинских экспертов под руководством профессора В.Н. Звягина, одного из ведущих ученых в области идентификации личности2 . Эксперты готовили материалы для прославления Ушакова в лике местночтимых святых Саранской епархии, которое состоялось 5 августа 2001 г. А проходивший с 3 по 8 октября 2004 г. Архиерейский собор Русской Православной Церкви утвердил общецерковное почитание святого праведного воина.

Однако следует отметить, что именно историки советского периода воздали должное флотоводческому таланту адмирала. Интерес к личности Ушакова возник в связи с патриотическим подъемом во время Великой Отечественной войны и в послевоенные годы и в связи с двухсотлетним юбилеем со дня рождения великого флотоводца; 3 марта 1944 г. были учреждены орден и медаль его имени3 .

В современной исторической науке происходит переосмысление жизни и деятельности адмирала Ушакова. Книга военного историка В.Д. Овчинникова “Святой адмирал Ушаков (1745-1817). Историческое повествование о земном пути святого праведного воина”4 , изданная в 2003 г., написана уже с позиции православного, воцерковленного человека. Но несколько ранее наметилась тенденция к замалчиванию некоторых достижений армии и флота России. В учебнике отечественной истории для вузов под редакцией Н.А. Сахарова (1997)5  отсутствуют наиболее значительные победы Севастопольской эскадры под командованием Ф.Ф. Ушакова в русско-турецкой войне 1787-1791 гг. и события Средиземноморской экспедиции 1799-1800 гг. В том же учебнике нет ни слова об Итальянском и Швейцарском походах А.В. Суворова, что позволяет считать подобные лакуны не случайностью, а тенденцией, в противовес которой представляется необходимым восстановление важнейших этапов становления личности флотоводца и некоторых сторон его деятельности.

К ним относятся обстоятельства детства и юности Ф.Ф. Ушакова, воспитанного в благочестии его родителями Федором Игнатьевичем и Прасковьей Никитичной при молитвенной помощи родного дяди, преподобного Феодора Санаксарского, который оставил службу в гвардии ради спасения души6 . По окончании в 1766 г. Морского Шляхетного кадетского корпуса будущий флотоводец не имел сколько-нибудь влиятельных связей и мог в своей долгой и добросовестной службе при выполнении разнообразных обязанностей надеяться только на Бога, стойко преодолевая трудности и, по выражению Ушакова, “всегдашние болезни”7 .

За годы, проведенные в безвестности, Ушаков приобрел большой опыт, ему можно было поручить любое дело. Он ходил в дальние плавания, сражался с превосходящими силами противника, участвовал в строительстве и испытаниях кораблей, занимался доставкой леса на верфи.

Свою первую награду, орден св. Владимира IV степени, праведный воин получил не за ратные подвиги, а за распорядительность и мужество, проявленные им во время борьбы с эпидемией чумы, разразившейся в Херсоне в 1783 г. Устроив для команды своего корабля отдельный палаточный лагерь в степи, Ушаков неусыпно  заботился о вверенных его попечению людях, не считаясь с опасностью заражения. Госпиталь был переполнен, и больные содержались в карантине при команде. Федор Федорович обязательно присутствовал при врачебном осмотре и назначении лекарств, ничего не делалось без его участия и разрешения. Благодаря продуманной системе карантинных мер, случаи заболевания в его команде прекратились быстрее, чем в других, а большинство больных выздоровело, поскольку им был обеспечен хороший уход8 .

В полной мере проявить свой исключительный, Богом данный флотоводческий талант Ушаков смог во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг., которую он начал младшим флагманом Севастопольской эскадры, а закончил командующим всем Черноморским флотом. За всю свою жизнь Ушаков не проиграл ни одного сражения, ни один корабль эскадры не был потоплен в бою, потери в личном составе были минимальны. Благодаря созданной им принципиально новой маневренной тактике ему удавалось избегать абордажных боев, которые влекли за собой людские потери. Нужно иметь в виду, что абордирование в то время было очень распространенным приемом: на него рассчитывали не только турки, но и французы, и англичане9 . Но Ушаков дорожил каждым человеком на эскадре, да и кровавая резня была ему чужда.

Честь победителя флотоводец не приписывал одному себе, понимая, что одолеть врагов ему помогает Господь. После каждого удачного сражения моряки собирались на благодарственный молебен10 . Праведный воин воздавал должное и своим отличившимся подчиненным, не упуская случая поощрить их представлением к награде. Однако этому иногда мешали интриги завистников и недоброжелателей. Так случилось после сражения при Фидониси 14 июля 1788 г., в котором действия авангарда под предводительством Ушакова решили исход боя. Командующий же всей эскадрой контр-адмирал Марко Иванович Войнович, практически не принимавший участия в сражении, в рапорте  от 20 июля 1788 г. исказил истину в свою пользу и не представил к награде офицеров, рекомендованных Ушаковым11 . Узнав об этом, Федор Федорович отправил письмо главнокомандующему Г.А. Потемкину, в котором обращался к нему  с такими словами: “Против командующих все защищения и доводы оправдания весьма трудны. Но Бог, Защитник справедливости, Всевышним Своим покровительством оправдает меня непременно. Я во всех делах моих имею вернейшую на помощь Его надежду. … Несколько уже раз сношу я многие напрасные обиды, но все преодолеваю терпением, а сего случая никак уже обойтить не мог”12 . Далее Ушаков просил наградить отличившихся, поскольку он им это обещал: “Они во всем словам моим бессомненно верят и надеются, а всякая их ко мне доверенность совершает мои успехи, равно и прошедшую кампанию одна только вернейшая их ко мне доверенность спасла мой корабль от потопа, он был в крайнейшей опасности и в таком положении штормом носило по всему морю”13 . Потемкин во всем разобрался и поддержал Ушакова. Так твердое упование на Бога помогало праведному воину и бороться со стихией, и преодолевать происки завистников.

Ушаков как командующий Черноморским флотом и начальник Севастопольского порта нес огромное бремя ответственности и вникал сам во все дела, даже и не входившие в сферу его непосредственных обязанностей, но определявшие благополучие и образ жизни севастопольцев. Например, заметив дороговизну на рынке, он старался найти других поставщиков, чтобы облегчить положение личного состава эскадры14 . Нелицемерно сопереживая больным и раненым, адмирал постоянно заботился о построенном по его инициативе госпитале, следил за условиями содержания матросов и их питании15 . Ушаков не позволял недобросовестным офицерам измываться над матросами. Очень показателен в этом смысле его грозный выговор капитану 1 ранга Баранову, который, по выражению адмирала, “переморил своих подчиненных”16  на строительстве своего хутора. Федор Федорович воспитывал моряков в лучших традициях православного воинства; примером заботы об их духовном здоровье может служить запрещение на эскадре игры в карты17 .

Отличаясь честностью и бескорыстием в пору широко распространенных служебных злоупотреблений, Ф.Ф. Ушаков вкладывал в развитие флота собственные средства, годами не получая их обратно от адмиралтейских чиновников18 .  Уже будучи прославленным, он продолжал жить скромно, без излишеств; из положенных ему по чину десяти денщиков он не имел ни одного. Заботился о нем старый камердинер Федор, знавший Ушакова еще мальчиком19 . Шумных развлечений Федор Федорович не любил, зато, когда позволяли дела, бывал и на утренней, и на вечерней службе в севастопольском храме Николая Чудотворца20 .

Одним из наиболее славных дел Ушакова стала Средиземноморская экспедиция 1798-1800 гг., предпринятая с целью ликвидации военных баз французов в Средиземноморье. В перспективе они могли угрожать Турции и югу России, что заставило правительства этих государств заключить союз. Во время экспедиции праведный воин явился защитником православных святынь и избавителем греческого населения Ионических островов от произвола безбожной власти французских республиканцев. Нужно иметь в виду, что еще задолго до описываемых событий в тех греческих портах, куда заходили французские суда, стены православных часовен были обезображены богохульными надписями на французском языке21 . На оккупированных же территориях захватчики стеснялись еще меньше. По выражению участника экспедиции Егора Метаксы, к “религии французы оказывали явное пренебрежение, принеся с собою языческие обряды, приличные токмо заблужденному и чадом республиканским опоенному уму”22 . Принятие присяги, заключение браков совершались возле “дерева вольности” — шеста, раскрашенного в цвета французского флага, с фригийским колпаком наверху23 .  На острове св. Мавры республиканцы попытались вкопать такой шест перед домом архиерея, но греки этому воспротивились. Сильно пострадал от французов остров Корфу: были разграблены и сожжены две деревни вместе с церквами, находившимися в них. Когда один из пленных офицеров, комендант крепости на острове Кефалония Ройе, жаловался на грубость арестовавших его греков, сказав, что так не поступают с образованными людьми, Ушаков ответил ему: “Вы все называете себя образованными людьми, но деяния ваши не таковы”24 .

Местное население не зря восторженно встречало российских моряков; по словам св. праведного Феодора, “русские пришли не владычествовать, но охранять, … греки найдут в них токмо защитников, друзей и братьев, а не повелителей”25 . Севастопольцы с воодушевлением относились к делу освобождения своих единоверцев. Моряки совершили настоящий подвиг во время штурма крепости на острове Корфу 1 марта 1799 г., которая была взята с помощью Божией и по молитвам святителя Спиридона Тримифунтского, святые мощи которого покоились на острове.

Грозный для врагов в сражении, праведный воин Феодор проявлял истинное милосердие и великодушие к побежденному противнику. В состав ушаковской эскадры входили корабли союзников-турок, всегда готовых рубить головы пленным. Русский посол в Константинополе В.С. Томара, желая окончательно поссорить Турцию и Францию, советовал Ушакову: “наблюдая с вашей стороны в рассуждении французов правила войны, вообще принятые, не должно понуждать к наблюдению их турков. Пущай они что хотят делают с французами”26 . Но Ушаков не был способен на такое, и все российские моряки были с ним солидарны и защищали пленных от расправы над ними.

Турки, недовольные тем, что командующий удерживал их от насилий и разбоев, клеветнически жаловались на праведного воина в Константинополь, что он якобы присваивает себе трофеи. На это Ушаков отвечал: “Противу чести моей ни все сокровища в мире меня не обольстят, и я их не желаю и не ищу … один рубль, от монаршей руки полученный, почитаю я превосходнейшим всякой драгоценности, неправильно получаемой”27 .

Освобождение Ионических островов ставило вопрос об их государственном устройстве. Было создано первое в новое время самостоятельное греческое государство — Республика Семи островов. Но эта республика разительно отличалась от той, которая еще недавно насаждала на островах безбожные порядки. По Конституции, разработанной при деятельном участии Ушакова, те, кто участвовал в выборах в Сенат, должны были присягать “пред Крестом и пред святым Евангелием Господним, воображая о Страшном суде, забывая зависть, подобострастие, злобу, родство, дружбу, интерес, избирая достойнейших”28 .

Победы Ушакова на Средиземном море и в Италии не были по достоинству оценены в России. Во внешнеполитической ориентации Александра I возобладала континентальная доктрина, отрицавшая необходимость сильного флота, и талантливые адмиралы стали не нужны. Ушаков, переведенный в Петербург, не имел возможности деятельно служить Отечеству. Видя упадок флота, адмирал в 1806 г. подал прошение об отставке, в котором о своем положении писал со смирением, как о проявлении воли Божией29 .

Отечественная война 1812 г. застала Ф.Ф. Ушакова в деревне Алексеевке, недалеко от Санаксарского монастыря. Избранный начальником Тамбовского ополчения, он отказался от должности из-за болезни, пожертвовав значительные суммы на военные нужды и в пользу раненых и пострадавших от войны30 . Праведный воин Феодор твердо верил в победу, ему дано было ее пережить со всей Россией: он  скончался позднее, 14 октября 1817 г.31

Внутреннее духовное делание праведного воина Феодора осталось для нас сокрытым, хотя известно, что адмирал усердно посещал храм Божий. В то же время весь жизненный путь, все поступки Федора Федоровича Ушакова свидетельствуют о том, что это был праведник и истинный христианин.
Примечания
 1 Заключение экспертной группы отдела идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ о результатах исследования останков адмирала Ф.Ф. Ушакова // Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков (1745-1817). Историческое повествование  о земном пути святого праведного воина. М., 2003. С. 499.
 2 Там же. С. 499-500.
 3 Кузнецов А.А. Награды: Энциклопедический путеводитель по истории российских наград. М., 1999. С. 382-383.
 4 Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков…
 5 История России с начала XVIII до конца XIX века / Л.В. Милов, П.Н. Зырянов, А.Н. Боханов; отв. ред. А.Н. Сахаров. М., 1997.
 6 Святой праведный воин Феодор (Ф.Ф. Ушаков, адмирал флота Российского). Житие. Служба. Киев, 2001. С. 4.
 7 Письмо Ф.Ф. Ушакова Г.А. Потемкину о недоброжелательном отношении к нему М.И. Войновича после сражения у о. Фидониси с просьбой о награждении отличившихся в этом сражении // Адмирал Ушаков: Сб. документов / Под ред. Р.Н. Мордвинова. М., 1951. Т. 1. С. 73.
 8 Докладная записка капитана 1 ранга Ф.Ф. Ушакова с изложением мероприятий по борьбе с чумой среди морских команд в г. Херсоне в 1783 г. //  Там же. С. 34-40.
 9 См.: Трухановский В.Г. Адмирал Нельсон. М., 1980. С. 170-173; Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков… С. 117, 247.
 10 Святой праведный воин Феодор… С. 12.
 11 Рапорт М.И. Войновича Г.А. Потемкину о сражении у о. Фидониси // Адмирал Ушаков… Т. 1. С. 66-69.
 12 Письмо Ф.Ф. Ушакова Г.А. Потемкину // Там же. С. 71-73.
 13 Там же. С. 73.
 14 Из приказа Ф.Ф. Ушакова о мероприятиях по борьбе с дороговизной // Адмирал Ушаков… Т. 1. С. 568-570.
 15 Из приказа Ф.Ф. Ушакова о контроле за отпуском на госпитальную кухню провизии для больных // Там же. С. 571-572.
 16 Приказ Ф.Ф. Ушакова по эскадре о заботливом наблюдении за здоровьем личного состава // Там же. С. 462-463.
 17 Из приказа Ф.Ф. Ушакова  о запрещении карточных игр // Там же. С. 562-563.
 18 Предписание Ф.Ф. Ушакова Конторе Севастопольского порта о возмещении ему израсходованных средств // Адмирал Ушаков: Сб. документов / Под ред. Р.Н. Мордвинова. М., 1952. Т. 2. С. 9.
 19 Шторм Г. Ушаков Ф.Ф. М., 1947. С. 188.
 20 Святой праведный воин Феодор… С. 16.
 21 Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков… С. 46.
 22 Записки флота капитан-лейтенанта Егора Метаксы, заключающие в себе повествование о военных подвигах российской эскадры, покорившей под начальством адмирала Федора Федоровича Ушакова Ионические острова при содействии Порты Оттоманской в 1798 и 1799 годах / Пред. и прим. В. Ильинского. Петроград, 1915. С. 46.
 23 Там же.
 24 Там же. С. 74.
 25 Там же. С. 51-52.
 26 Письмо В.С. Томары Ф.Ф. Ушакову о целях и задачах внешней политики России по отношению к Турции // Адмирал Ушаков… Т. 2. С. 198.
 27 Письмо Ф.Ф. Ушакова В.С. Томаре о трудностях, встретившихся в ходе блокады о. Корфу // Там же.  С. 413.
 28 План о учреждении правления на освобожденных от французов прежде бывших венецианских островах и об установлении во оных порядка // Там же. С. 523.
 29 Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков… С. 348-349.
 30 Письмо Ф.Ф. Ушакова обер-прокурору синода А.Н. Голицыну // Адмирал Ушаков: Сб. документов / Под ред. Р.Н. Мордвинова. М., 1953. Т. 3. С. 502-503.
 31 Метрическая выпись из соборной книги Спасо-Преображенской церкви г. Темникова // Там же. С. 504.
 
< Предыдущая   Слудующая >