Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Религиозная философия arrow Приходское духовенство





Приходское духовенство
Автор: Васина С.М.

Просветительская деятельность приходского духовенства Царевококшайского уезда в первой половине XIX в

Одной из главных составляющих истории Церкви в Марийском крае является история приходского духовенства. Вопросы культурной и просветительской миссии приходского духовенства были в определенной мере затронуты в трудах А.Т. Трефиловой, В.А. Абрамова, П.А. Апакаева, однако специального исследования по данному вопросу нет. В данной публикации сделана попытка осветить проблему просветительской деятельности приходского духовенства и его роль в развитии школьного образования в отдельно взятом Царевококшайском уезде в контексте указов Синода и Казанской духовной консистории в 1-й половине XIX в.

Приходское духовенство с давних пор, в силу своих пастырских обязанностей служило делу просвещения прихожан и укрепления их в христианской вере. Еще Стоглавый Собор в XVI в. сделал распоряжение о том, что «не только духовенство, но и все православные христиане могут и должны отдавать своих детей в училища»1. Именно священнослужители брали на себя обязанность устроения, а часто и содержания таких приходских училищ. Что касается XIX в., то первые такие училища открываются в Марийском крае в 20-30 гг. Так, в городе Царевококшайске уездное училище было открыто в 1825 году, законоучителем был определен Симеон Иванович Помарский — благочинный г. Царевококшайска, настоятель Вознесенской церкви. Затем, с 24 июня 1835 г. — священник Воскресенского собора и присутствующий Царевококшайского духовного правления Иван Иванович Спасский, который исполнял эту должность до 1860 года. Еще в 1821 г. было открыто приходское училище в селе Морки. Надзирателем в нем был определен благочинный протоиерей Порфирий Иванович Кольвицкий, а учителем — Александр Александрович Морков, который в 1829 году «за ревностное прохождение учительской должности в Моркинском приходском училище был посвящен в дьяконы»2.
Необходимость развития сети приходских училищ подчеркивается в «Уставе гимназии и училищ уездных и приходских», изданном в 1829 г. В главе II, п. 5 сказано «приходские училища открывать повсюду, где есть средства, но учредители обязаны иметь при каждом законоучителя из священников»3, а 31 июля 1836 г. появляется указ Святейшего Синода о разрешении священникам и дьяконам обучать детей у себя или у других в домах без особого испытания, при условии, что они окончили богословское учение и прочие науки в семинарии4.
Обучение детей священнослужителями должно было способствовать укреплению православной веры, что подтверждается и Уставом духовных консисторий 1841 г. Здесь предписывалось епархиальному начальству располагать и поощрять приходское духовенство к заведению и поддержанию при церквах училищ в виде простом и приспособленном к народному быту, для обучения детей поселян чтению, письму, молитвам и основам катехизиса.
Следующее распоряжение по данному вопросу было связано с реформой Киселева 1837-1841 гг. Так, в указе Синода от 31 декабря 1842 года предписывалось епархиальным архиереям «дабы они, содействуя местным управлениям государственных имуществ всеми зависящими от них способами к открытию приходских училищ, заботились о выборе к училищам наставников самых благонадежных по образовательным и нравственным качествам»5, а благочинным вменялось обязанность наблюдать за приходскими училищами и сообщать епархиальному начальству о их состоянии по прошествии каждых 6 месяцев. Видимо, одним из последствий данного указа явилось открытие Мироносицкого приходского училища в 1843 г., с определением к нему наставником священника этого села Федора Ронгинского6. Как одну из попыток улучшить уровень преподавания в приходских школах можно рассматривать указ министра государственных имуществ 1844 года «о занятости священников-учителей исполнением церковных треб» и в связи с этим назначение им помощника из способных семинаристов, «причем принять за правило, чтобы штатное жалование сим помощникам было назначено только в тех училищах, где учащихся находится не менее 50 человек, в противном случае между священником и помощником делить пополам жалование»7. Данная практика широко распространяется лишь во второй половине XIX в. А по данным 1846 года, из 6 училищ Царевококшайского уезда лишь в одном — Моркинском училище учителем состоял семинарист, в остальных — священники сельских приходов8.
Наставники приходских училищ по окончании учебного года должны были представлять окружному начальнику и штатному смотрителю училищ ведомости о состоянии школ. Так, нами был обнаружен документ 1845 года о том, что такие ведомости не были вовремя доставлены наставниками Моркинского училища — священником Преображенским, Шиньшинского — священником Любимовым, и Сотнурского — священником Ефебовским9. Первый из вышеперечисленных священнослужителей в 1847 г. был уволен с должности наставника, так как, по мнению консистории, «не зарекомендовал себя усердием и деятельностью»10. Но в целом большинство священно- и церковнослужителей добросовестно и усердно исполняли свои наставнические и учительские обязанности, отдавали свои дома под училища, приобретали школьные принадлежности и всячески старались убедить прихожан отдавать детей в школу.
Особо нужно отметить открытие приходских училищ в «новокрещенных» приходах, где проживало в основном марийское население, хотя и крещеное, но не оставившее и своих языческих обрядов и верований. В указе казанского архиепископа Филарета об учреждении миссии Казанской губернии 1830 года говорилось о необходимости священникам убеждать отдавать детей для обучения грамоте и учить их «по азбуке и катехизису священникам безмездно»11. О существовании приходских училищ в «новокрещенных» марийских приходах мы узнаем из журнала миссионера — архимандрита Раифской пустыни Амвросия, посетившего в 1838 г. приходы сел Нурма, Цибикнур, Ронга, Кузнецово, Азаново и Сотнур. Из этих шести приходов в трех уже существовали приходские училища. Так, в селе Ронга обучались «мальчики старорусские крестьяне человек до двадцати»12, и предпринимались попытки к обучению «черемисских» детей, но безуспешно. В селе Сотнур в результате убеждений приходского священника обучались 8 мальчиков. В селе Нурма 18 мальчиков из черемис были согласны обучаться с началом нового учебного года13. Несмотря на активизацию миссионерской деятельности после 1830 г. прихожане «новокрещенных» приходов не спешили отдавать своих детей для обучения к священнику, подтверждением чего служит открытие лишь одного Шиньшинского училища в Царевококшайском уезде в период с 1838 по 1846 г. Должность учителя в нем исполнял священник Александр Любимов. Как гражданские, так и духовные власти неоднократно напоминали о необходимости открытия церковно-приходских школ в «инородческих» приходах. Так, в указе Синода 1844 года по предложению Казанского военного губернатора рекомендовалось в каждом приходе, где есть «новокрещенные», открывать приходскую школу для обучения детей русскому языку и Закону Божьему «дабы все новое поколение перешло через сии школы»14. Здесь же указывалось, что в Казанской губернии селений, где живут «новокрещенные» до одной тысячи, а училищ в них открыто только до сорока15, и подчеркивалось, что при таком числе данных школ нельзя достигнуть цели истинного обращения к христианству. Духовная консистория на основе этого указа предписывала всем священникам и дьяконам Казанской епархии, чтобы они завели при приходских церквах сельские бесплатные училища16.
Священнослужители Царевококшайского уезда, следуя предписаниям, также убеждали прихожан отдавать детей в школы. В 1850 году на запрос благочинного первого округа Царевококшайского уезда Василия Смирнова причтам сельских церквей, где и какие открыты вновь училища, причт села Цибикнур «расположил три семейства из всего прихода, которые отдали в домашнее обучение своих детей — три человека, которые поныне учатся в доме приходского священника»17. В дальнейшем, по мнению священника, их примеру должны были последовать и другие прихожане. А в селе Кельмаково церковнослужителям не удалось убедить прихожан отдать детей в училища. Прихожане отговаривались тем, что «малолетние дети, начиная с семилетнего возраста ... занимаются тканием циновок, доставляют им деньги, которыми единственно они уплачивают подати»18. Именно необходимые рабочие руки были причиной, по которой крестьяне не желали отдавать детей в школу. Кроме этого, была еще причина, указать которую прихожане не могли, но которая безусловно присутствовала в этот период, — это приверженность их к языческим верованиям, которые являлись «составной частью национальной культуры»19 марийской общности, и священникам приходилось это учитывать.
Таким образом, можно сказать, что первая половина XIX века являлась в Марийском крае начальным этапом формирования сети церковно-приходских школ и в Царевококшайском уезде к 1846 году было открыто лишь 6 приходских училищ. Несмотря на это, безусловно большой вклад в развитие образования этого периода внесли приходские церковнослужители, часть из которых являлась не только добрыми пастырями, но и просветителями-наставниками, законоучителями и учителями приходских училищ.

Примечания
1. Стоглавый Собор // Православный собеседник 1860. Ч. 3. С. 7.
2. ГА РМЭ. Ф. 165. Д. 171. Л. 65.
3. Там же. Д. 154. Л. 272.  
4. Там же. Д. 198. Л. 624.  
5. Там же. Д. 248. Л. 272.
6. Там же. Д. 255. Л. 453.  
7. Там же. Д. 271. Л. 323.
8. История Марийского края в документах и материалах. Вып. 1. Йошкар-Ола, 1992. С. 497.
9. ГА РМЭ. Ф. 165. Оп. 1. Д. 276. Л. 364.
10. Там же.  
11. Там же. Д. 154. Л. 45.  
12. Там же. Д. 175. Л. 133.
13. Там же. Л. 153.  
14. Там же. Д. 307. Л. 113.  
15. Там же.
16. ГА РМЭ. Ф. 80. Оп. 1. Д. 10. Л. 11.
17. Там же. Л. 47.  
18. Там же.
19. Иванов А.Г. Всемарийское языческое моление 1827 года и действия властей // Археографический вестник. Вып. 8. Йошкар-Ола, 1998. С. 48.
 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >