Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Культурология arrow Развитие гуманитарных наук





Развитие гуманитарных наук
Автор: И. В. Зубов

Культурология в ВУЗе как маркер развития гуманитарной науки

Сегодня мысль о том, что образование и функционирование культуры и ее содержания предполагает наличие объяснительных схем особенностей динамики трансформации всего природного в предметно-объектный мир человечества, и что это является сущностной характеристикой культурологии вообще, в научной литературе подтверждается неоднократно. Однако остается непонятным, каковы конкретные аксиологические, проблемные границы культурологи как науки и культурологии как дисциплины в современном ВУЗе, переживающем стадию обновления идеологических, методологических, стратегических концепций? Имеет ли культурология достаточный интеграционный потенциал, что бы стать одной из опор дальнейшего развития гуманитарного знания? 

Думается, что ответы на эти вопросы возможно получить обратившись к тенденциям диалога научной мысли центра и периферии, в которых антропологическое начало детерминирует появление новых направлений, семантическая наполненность которых отражает внутренний, ментальный мир реципиента: человека, студента, бакалавра, магистра, преподавателя. Привлечение сравнительного анализа в описании динамики культурной жизни, которую изучает культурология, без претензии на всеохватность, позволит так же выявить общие и отличительные черты науки как ретранслятора и интерпретатора самой культуры в современное общество. Высказывания относительно культурологии — зарождающейся науки, ее структуры и источников, сферы практических интересов стали активно появляться в научной литературе конца XX в., получив в дальнейшем широкий отклик у специалистов В XXI в. появляются тезисы, обозначающие новые тенденции в культурологических исследованиях — ориентир на конкретные проблемные области — обращение внутрь человеческой природы, его мира самоопределения, самоидентификации и самоактуализации личности, суть которых сводится к идее о том, что на структуру человеческой ментальности и, следовательно стереотипность поведенческо-деятельностных реакций значительное воздействие оказывает энергетическая активность территориального пространства. Подобные наблюдения ни в коем случае не ставят культурологические школы периферии в некую оппозицию всеобщему, мировому, они лишь подчеркивают необходимость фокусирования внимания на тех проблемах, которые волнуют отдельно взятого человека, находящегося в социуме и ищущего свое место в нем. Дискуссии в научной среде провинции по поводу модернизации, улучшения структуры, качества высшего культурологического образования сегодня неизбежно сводятся к ряду принципиальных проблем в области гуманитарного знания, решение которых должно определить дальнейшее развитие (возможный общий вектор) работы ВУЗов России: 1. Проблема баланса: ВУЗ должен отвечать характеристикам учебно- научного или научно-учебного центра; 2. Проблема доминантного кадрового обеспечения; 3. Проблема теоретического, методологического обеспечения. Проблемы эти обусловлены уже самой структурой культурологи, формированию основ которой способствовали совокупность исторических, социальных наук, философия, филология, и даже искусствоведение, то есть, так называемый гуманитарный блок. Важно, что их характеристики, номинально присутствующие в культурологии позволяют в конечном итоге вырабатывать адекватные стратегии и направления в работе отдельных школ и науки в целом, освещать необходимые ориентиры в культуре современного общества. Так, руководитель научной школы культурологии Н. И. Воронина (Воронина, 2004: 5), выделяя главные признаки культуры в обществе, где на протяжении истории самого человечества многообразно представлены ценностные ориентации, многообразие человеческих типов, национальных характеров, пишет о том, что: «Главным и определяющим признаком культуры является привязанность к определенному месту в пространстве — этому на все времена родному телу, родной земле или Родине…». Действительно, с доминированием процессов глобализации в мире, доступности всего разнообразия информации об изменениях в культурной, духовной сферах, искусствах, понимание всеобщего, другого/иного в культуре острее ощущается в провинции, где приобщение к окружающему, к новому типу художественного мышления организовывает в человеке чувство соучастия и содействия в цивилизационном процессе без парадоксальной ломки стереотипов традиционного мировидения. Здесь выгодное отличие культурологии от других гуманитарных наук заключается в том, что она не пытается искусственно перейти за собственные границы в угоду «модным» тенденциям. Культурологию и в центре, и на периферии по прежнему интересуют жизнеобеспечивающие практики, коммуникативные практики, социализация личности, ментальная адаптация, творческая, креативная деятельность и т. д. Имеющееся и создаваемое методологическое обоснование — это изучение феноменологии культуры, структуры культуры, теории культуры как специфического человеческого способа деятельности в нарастающих темпах издания методических рекомендаций и пособий, учебников. Проблемное поле культурологии в нем сосредоточено вокруг эффективности и оптимизации, в изучении сложнейших процессов динамики культуры, воспитания и образования. При этом происходит позиционирование культурологов — педагогов как ретрансляторов шкалы ценностей, творчески самоактуализирующихся посредством обучающихся, их потенциальной креативной энергетики в научно-культурной деятельности: конференции, круглые столы, олимпиады. Этот факт играет серьезную роль в системе коммуникации: преподаватель-студент, преподаватель-преподаватель, студент-студент. И преподавателями и обучающимися нарабатывается опыт школы имманентного мастерства публичного диалога культур — творческие встречи и мастер — классы, что в целом делает культурологию неким научно-культурным интеграционным центром, теоретические и практические интересы которого вполне способны выходить за рамки провинциальности, региональности образовательного процесса. Читаются традиционные курсы: история искусств, история и  теория культуры, теоретическая культурология, философия культуры, мифология и фольклористика в культурном сознании этноса. Причем дополнение «культура» имеет семантическую наполненность обозначающую общность теоретического, методологического аппарата, концептуального мышления, ряда научно-исследовательских направлений. Основная задача при этом остается прежней — подготовка и переподготовка высоко квалифицированных кадров для средней и высшей школы. И здесь при кажущейся «частности» читаемых дисциплин, следует отметить их значимость в закладывании основ гармонично развивающейся личности. Как система и подсистема культурология выступает здесь организатором деятельности, направленной на осознание и самоактуализацию личности как всеобще культурно-типической, самоорганизующейся подсистемы с креативным потенциалом в освоении профессии. Этапом, знаменующим основные направления в обучении становится введение в рамках основной программы дополнительных курсов по истории национальной, этнонациональной культуры, в которых немаловажное значение имеет диалог между узнаваемым и/или известным «своим» и познаваемым «внешним». То есть, решается актуальная для всей гуманитарной науки XXI в. проблема толерантности относительно «разных» культурных традиций. Еще одна грань проблемы — необходимость в синтетических специалистах, которую, с учетом научно-учебного потенциала способна сегодня решать культурология. Не смотря на общую положительную характеристику, которую можно применять к культурологии в ВУЗе и к культурологическому знанию как таковому, результаты сравнительного анализа нуждаются в рефлексии и общих выводах. Промежуточными могут стать следующие: культурологическое знание последних лет переходит к осмыслению всеобщего через призму локально — общего; культурология способна транслировать и вероятно влиять на изменение глубинных ментальных установок; субъектом культуры остается эволюционирующий человек и антропологический этнокультурный субъект; культурология содержит ряд номинальных характеристик смежных гуманитарных наук, повлиявших на ее становление, что обусловливает ее синтетичность, а значит и методологическую гибкость; как дисциплина культурология способна решать проблему ВУЗов по подготовке квалифицированных разносторонне развитых специалистов; изучая предметно-объектный мир культуры, культурология способна формировать самоактуализирующееся ценностно-ориентированное пространство провинциального социума; необходима специализация с этнокультурным уклоном: активное введение в учебную практику таких дисциплин, как этноэтика, этнопедагогика (для чего требуется пересмотр распределения учебной нагрузки — увеличение регионального компонента), что важно наравне с всеобщим, интересным и важным в мировой культуре; в арсенале культурологии все-таки должен оставаться блок таких дисциплин как теория и история культуры, философия культуры, теософия, эстетика, этика, уже хотя бы потому, что без них полноценное комплексное культурологическое образование сегодня не мыслимо.


Список литературы

Воронина, Н. И. (2004) Лики провинциальной культуры. Саранск: Тип. «Красный Октябрь». Гагаев, А. А., Гагаев П. А. (2002) Русские философско-педагогические учения XVIII–XX веков. Культурно-истроический аспект. М.: Русское слово. Труды Разлогова К. Э., выходившие в разные годы и посвященные теории и истории культурологи как науки: Разлогов, К. Структура и истоки современной культурологии // Культурология как она есть и как ей быть / Рос. ин-т культурологии МК РФ И РАН (С.-Петербург. отд-ние); Филос.- культурол. исслед. центр «Эйдос» (С.-Петербург. Союз ученых); Глав. ред. Л. Морева . СПб., 1998. С. 174–180.; Разлогов, К. Истоки и основания культурологии // Культурология — культурная политика — развитие = Culture: Research — Policies — Development : Материалы Междунар. науч.- практ. конф. «Культурология — культурная политика — развитие», 1–3 июня, г. Москва / М-во культуры РФ; РАН; ЮНЕСКО; Рос. ин-т культурологии; Европ. исслед. ин-т культуры и искусств (ЭРИКАРТС); Европ. об-ние исслед. культ. политики (СИРКЛЕ); Редкол.: К. Э. Разлогов (председ.) и др. — М., 2001.
 
Рекомендуем:
< Предыдущая   Следующая >