Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Русское законодательство





Русское законодательство

Обычное право барабинских татар и русское законодательство

Автор: Глазунов Д.А.

В ряде наших статей мы уже анализировали степень включенности обычного права барабинских татар (в уголовной и гражданской сферах) в русскую правовую систему [4, С. 74-77; 5, С. 163-169]. Наши исследования подтвердили тезис, что для Российской империи был характерен «правовой плюрализм», который предполагал существование нескольких правовых систем в одном социальном поле. Барабинские татары проживали в Каинском уезде Томской губернии, ими управляли семь инородческих управ. В конфессиональном плане татары исповедовали ислам. Но специфика российского ислама заключалась в том, что ему не была присуща исламская правовая культура [7, С. 380], а нормы мусульманского права могли быть реализованы, только когда становились частью местных обычаев [1, С. 215].

По делам духовного характера татары управлялись приходскими хатыпами (муллами) и окружным ахуном, подчинявшемуся Оренбургскому магометанскому духовному собранию (далее ОМДС). По Уставу духовных дел иностранных исповеданий исламскому духовенству предоставлено право рассматривать и решать по правилам своей веры следующие дела: о бог осл ужении, об обрядах, об исправлении треб, о заключении и расторжении браков , о разбор е дел по духовным завещаниям, по разделу имуществ, о непослушании детей и о супружеской неверности и пр. [8, С. 133, 135]. Целью нашего сообщения является анализ юридических норм, связанных с семейным правом барабинских татар. Работа базируется на программе 1882 г., которую, вероятно, составил в свое время известный исследователь юридических обычаев народов Сибири Н. Костров [3, л. 3-16]. Программа включает в себя 92 вопроса, напротив которых респондент (каинский окружной исправник) зафиксировал соответствующую информацию, исходя из собственных знаний, наблюдений или общения со сведущими людьми, лицами старшего возраста. Программа состоит из двух частей: гражданское (семейное, наследственное, охранительное и вещное) и уголовное право.

С юри ди ческ ой точки зрения , бра к – это сою з двух лиц разного пола , удов л етв оря ющий определенным юридическим условиям и создающий известные гражданские последствия. Важно подчеркнуть, что институт брака находится под большим религиозным и нравственным влиянием. Российское законодательство XIX в. по-разному определяло брачное право для лиц разных конфессий. Особенности этого права касались только заключения, совершения и прекращения брака, но юридические последствия, вытекавшие из брачного союза, определялись законом одинаково для лиц всех вероисповеданий (например, имущественные отношения) [6, С. 349].

Одним из главных условий брака по российскому законодательству был возраст. Если по шариату в брак разрешалось вступать мужчинам с 15-ти лет, а женщинам - с 12-ти, то, начиная с 1841 г., по особому наставлению ОМДС муллам разрешалось венчать мужчин не моложе 18-ти лет, а женщин – 16-ти. Другим условием вступления в брак была степень родства. Запрещалось лицам мужского пола жениться на мачехе, снохе, падчерице и племяннице. Остальные степени родства с женской стороны препятствий на заключение браков у барабинских татар не представляли. Если респондент в данном случае не допустил ошибки, то можно увидеть в этом особенность барабинских татар, т.к. по мусульманскому праву браки разрешали до 3-й степени родства, а у православных – до 6-й степени. В качестве особого условия брака у барабинских татар (как мусульман) была высокая женская нравственность и потому девственность новобрачной имела должное значение. В противном случае жених мог прекратить с ней всякие дальнейшие отношения и отказаться от самого брака.

Следующее условие – согласие брачующихся» лиц. Об этом узнавалось через ближайших родс тв енников до св адь бы , с одн ой стороны , и перед венчанием ут очн ялось мулл ой . Но одн ог о взаимного согласия жениха и невесты было недостаточно. Необходимо было еще согласие родителей. В этом отношении показателен тайный увоз невесты, который инородцами признавался большим преступлением. Во всяком  случае, виновный привлекался к ответственности на общем основании. Во избежание наказания и при условии согласия невесты на это виновный кроме обязательства вступления в брак уплачивал денежное вознаграждение отцу за бесчестье и оскорбление.

Объявление:

На наш взгляд, последн ее условие бра ка содержит в себе компр омиссны е элементы . С одной стороны, согласие самих бра чующихся свидетельств ует о влиянии на барабинских тата р русского официального права, где согласие являлось главным юридическим элементом; и воля родителей, имевшая первейшее значение в мусульманском праве [2, С. 134-135] и обычном праве тюркских народов – с другой. Интересно, что респондент отрицательно ответил на вопрос о заблаговременном сговоре родителей жениха и невесты о предстоящем браке.Совершению брака предшествовало традиционное обручение (помолвка), которое по русскому закону утратило значение юридического договора, т.к. никакой неустойки за нарушение этого обязательства не предусматривалось. Но юридическая сторона поглощалась религией и могла уже выражаться в местных правовых традициях.

У барабинских татар сватовство проходило следующим образом. Особые посредники-сваты, которые выбирались отцом жениха или его ближайшими родственниками, являлись к отцу невесты или в его отсутствие к матери или ближайшему старшему родственнику невесты, или опекуну. Сваты принимались с почетом и с полным вниманием со стороны невесты. В случаях согласия невесты на брак происходило угощение. Юридическим элементом (запродажей) выступал калым. По шариату в обязательном порядке требовалось, чтобы брачные союзы всегда сопровождались калымом. Размер калыма варьировался от 30 до 200 руб.; весь калым поступал в распоряжение отца невесты и между родственниками не делился. Предусматривалась рассрочка.

Санкции наступали, если одна из сторон не выполняла свои обязательства. Например, вследствие распутной жизни жениха или невесты после сватовства предусматривалась возможность отказа от свадьбы, что считалось оскорблением для одной из стороны. Отказавшиеся обязаны были возвратить или забрать половину калыма. В случае смерти невесты калым возвращался весь. Замена на сестру или другую родственницу не предусматривалась, за исключением новой процедуры сватовства. В случае развода, если его инициатором выступала жена, калым также возвращался мужу.

Брак считался заключенным после проведения обряда «венчания», предусмотренного шариатом. Когда наступало время бракосочетания, отец невесты (или родственник, заменявший его) приглашал к себе в дом отца жениха, своих соседей и знакомых, родственников и местного муллу. Мусульманскому служителю отец объявлял о том, что дочь его была просватана с уплатой калыма, и направлял просьбу совершить обряд свадьбы. Мулла отсылал двух «посланцев» к жениху и невесте, чтобы выявить их согласие на брак. После получения утвердительных ответов мулла садился впереди всех на избранное место и составлял письменную запись, в которой указывались условия бракосочетания (размер калыма и его объем, статус родителей бракосочетавшихся, количество свидетелей и т.д.). Эти данные позже в обязательном порядке переносились в метрическую книгу. Выполнив запись, мулла совершал священный обряд венчания посредством чтения молитв, предписанных Кораном. Ни жених, ни невеста при этом не присутствовали, так как это считалось проявлением неуважения к старшим.

После прочтения молитв все присутствовавшие приглашались на праздничный обед. После ухода муллы и гостей, невеста подругами отводилась в заранее приготовленную для нее комнату, куда позже приходил жених со своими товарищами. Традиция также требовала угощения для молодых людей. Невеста, не принимавшая участие в пиршестве, лежала на брачном ложе, прикрытая занавесью. Молодожены оставались один на один только после ухода всех друзей и подруг. Жена могла переехать к мужу в дом через несколько дней после заключения брака, хотя это переселение могло затянуться на год. Вышеописанный обряд совпадает с определенной формулой мусульманского права, которая именуется «сыгатом» и представляет собой согласие жениха и невесты в присутствии двух совершеннолетних свидетелей и муллы, угощение и письменный договор. Важно подчеркнуть, что этим обрядом совершение брака заканчивалось, брачующиеся считались уже супругами, и наступали все последствия, вытекающие из брака. Количество жен ограничивалось нормами мусульманского права - не свыше четырех.

Пожалуй, важно сказать несколько слов об имущественных отношениях в семье барабинских татар. Как уже говорилось выше, в семейном праве большую роль играл шариат. В мусульманском праве не предусматривается ни общность имущества, ни «дотальное» начало, так как власть мужа простирается исключительно на личность жены, но не на ее собственность.

Однако обычное право барабинских татар опиралось на собственные домусульманские патриархальные традиции.

В каждой семье право распоряжения имуществом принадлежало старшему члену семьи («улу»). При жизни супругов никакой раздельности по имуществу не допускалось. Жена при жизни мужа самостоятельного права на приданное не имела, а и из домашнего хозяйства ей никаких личных доходов не присваивалось. В случае растраты семейного достояния мужем жене предоставлялось право жаловаться духовному или светскому начальству в общем порядке. Религиозные власти должны были увещевать и наложить духовное покаяние и исправление, в противном случае стороны могли обратиться в общегражданский суд.

Брак мог быть расторгнут не только по взаимному согласию обоих супругов, но и по желанию одной стороны. Поэтому причины разводов могли быть разные, например, дурное поведение, бесплодие жены и т.д. Виновная в разводе сторона никакими имущественными отягчениями не обременялась, за исключением обязанности вернуть калым, о чем было упомянуто выше. После развода отец обязан был содержать детей. В случае расторжения брака по причине жестокого обращения мужа жена уходила к своим родителям и просила их о возвращении калыма. Особые условия были предусмотрены в случае расторжения брака по причине физической неспособности мужа. В таких ситуациях предоставлялся годичный срок на исправление неспособности. Безызвестное отсутствие одного из супругов не предоставляло право на автоматический развод. Смерть одного из супругов также порождала особые юридические последствия. В отличие от случаев смерти жены, когда муж получал право на повторную женитьбу без ограничений, вдова в подобной ситуации могла выходить замуж после периода траура, длившегося 4 месяца и 10 дней.

Говоря о семейном праве барабинских татар, нельзя обойти вниманием и живучесть старых тюркских правовых традиций. В частности после смерти мужа брат или другой родс твенн и к п окойного м ог ж ениться н а его в дов е, если он а ост а валась с детьми . Вдова могла отказаться от подобного брака и остаться с детьми в родительском доме покойного или вернуться к своим родителям. Если вдова выходила замуж не за родственника покойного, то предосудительным поступком не считалось. Выбор нового мужа и согласие на брак с ним предоставлялось свободной воле самой вдовы. Калым за вдову платился обыкновенно меньший по сравнению с браком с девушкой. В случае если вдова уходила к своим родителям или выходила замуж не за родственника мужа, она забирала свое приданное и детей, не достигших семилетнего возраста.

Таким образом, в результате изучения семейного обычного права барабинских татар можно подчеркнуть его многогранность. Оно включало (также как и другие юридические сферы) в себя системы русского, мусульманского и традиционного тюркского права. В отличие от уголовного и гражданского права влияние официального законодательства на семейное было минимальным (например, оно регулировало возраст брачующихся и обязывало регистрировать брак в метрических книгах) и не затрагивало его внутреннего содержания. Поэтому в семейном обычном праве тесно переплетались нормы домусульманского обычного права и шариат. При чем последние приспосабливались к татарским традициям.

Список источников:

1.    Беккин Р.И. Мусульманское право как отражение специфики политико-правовой культуры мусульманского мира // Политические системы и политические культуры Востока. М., 2006. С. 191-234.
2.    Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии. М., 2006. 240 с.
3.    Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 3. Оп. 2. Д. 2015.
4.    Глазунов Д.А. Гражданское обычное право барабинских татар и русское законодательство (опыт сравнительного изучения) // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2009. Вып. 13. С. 74-77.
5.    Глазунов Д.А. Обычное право барабинских татар и русское уголовное право // Исторические исследования в Сибири: проблемы и перспективы: Сборник материалов II региональной молодежной научной конференции. Новосибирск, 2008. С. 163-169.
6.    Мейер Д.И. Русское гражданское право. По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. М., 1997. 455 с.
7.    Прозоров С.М. Ислам как идеологическая система. М., 2004. 472 с.
8.    Свод Законов Российской империи. Т. Х1. СПб., 1911. 478 с.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >