Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Ответственность за получение взятки





Ответственность за получение взятки

К вопросу о разграничении ответственности за получение взятки

Автор: А. И. Добродей

Потенциальный вред от того или иного вида посягательства учитывается законодателем в процессе нормотворческой деятельности. Усредненная, сравнительная опасность деяния оценивается и отражается в диспозиции соответствующей нормы.

Закон говорит о принятии должностным лицом материальных ценностей либо приобретении выгод имущественного характера, предоставляемых ему исключительно в связи с занимаемым должностным положением, за покровительство или попустительство по службе, либо за выполнение или невыполнение какого-либо действия, которое это лицо должно было или могло совершить с использованием своих служебных полномочий1. Для состава получения взятки не имеет значения, когда должностному лицу передана взятка – до или после совершения им обусловленных действий. Получение должностным лицом не предусмотренного законом вознаграждения, переданного или с целью побудить к определенным действиям, или как оплата, благодарность за уже содеянное, – это лишь разновидности получения взятки. Проблема разграничения взятки от подарка, «благодарности» имеет свою историю.

Российское дореволюционное уголовное законодательство считало преступным получение должностным лицом «мзды», подарка как до учинения им действий по службе, так и после этого. Не был оговорен и минимальный размер взятки. В. Ширяев, наиболее основательно среди дореволюционных юристов исследовавший проблемы ответственности за взяточничество, подчеркивал, что и при взятке-благодарности нарушается начало безвозмездности служебного действия, являющегося объектом взяточничества, как одно из существенных условий государственной и общественной службы2. Признавали взяточничеством в ситуации получения незаконного вознаграждения за уже содеянное А. Жижиленко3, А. Пионтковский и А. Трайнин4. Противоположная трактовка этого вопроса в работах В. Меньшагина, Б. А. Куринова и других5 сводится к тому, что получение вознаграждения после совершения должностного действия, когда об этом не было никакой договоренности, ни в какой мере не связано причинно с действием. Такое вознаграждение уже не может как-то воздействовать на должностное лицо, поскольку выгодные для дающего его действия уже совершены, опасность взяточничества именно в том и состоит, что должностные лица подкупаются, выполняя свои обязанности за незаконное вознаграждение. Так, М. Ковалев и Г. Шелковкин пишут: «Опасность взятки в том и заключается, что должностное лицо выполняет свои обязанности за подкуп, за незаконное вознаграждение»6. Своеобразную позицию занимает по этому вопросу А. Я. Светлов, который считает, что «в данном случае идет речь не о взятке, а о злоупотреблении служебным положением. При незначительной степени общественной опасности (например, при малой сумме “подарка”) такие действия должны рассматриваться как дисциплинарный проступок и влечь либо дисциплинарную ответственность, либо применение мер общественного воздействия».

С этими утверждениями трудно согласиться, так как получение «подарка» должностным лицом за уже совершенные действия, имеет специфические черты общественной опасности. Опасность подобных действий заключается в том, что должностных лиц, добросовестно выполняющих свои обязанности, «подарки» в конце концов разлагают и приводят к тому, что они начинают «прикидывать» в каждом случае, есть ли надежда на последующее вознаграждение и это сказывается на качестве их деятельности и нередко является преддверием взятки-подкупа. А. Эстрин отмечал, что никак нельзя думать «будто взяточник, никакого нарушения обязанностей не учинивший, мало опасен или вовсе не опасен. Вознаграждение, данное частным лицом должностному за совершенные в прошлом действия, почти всегда с точки зрения дающего, рассчитано на то, чтобы обеспечить и в будущем соответствующее “благожелательное” отношение того, кто принял взятку, к тому, кто взятку дал – и, значит, может дать и снова, если получивший взятку заслужит это в его глазах»8. Конечно, в подобных ситуациях исключительно важно установить умысел дающего и принимающего ценности или материальные услуги. Для обвинения во взяточничестве требуется доказать, что субъект передал ценность как взятку, чтобы подкупленное лицо, когда надо, действовало в его интересах, взяткополучатель же понимает это обстоятельство и, принимая взятку, как бы обязуется действовать в интересах взяткодателя. И в случаях передачи взятки за неоговоренное каждый раз поведение должностного лица происходит посягательство на объект взяточничества, а правовая оценка этих действий как злоупотребления должностным лицом своим должностным положением приведет к абсурдному, на наш взгляд, выводу, что в действиях лиц, передающих ценности, имеются признаки соучастия в злоупотреблении служебным положением или вообще они превращаются в потерпевших. Между тем, как правило, они делают это в своих интересах, не подвергаясь вымогательству со стороны должностных лиц, при этом они явно рассчитывают на «перспективу», т. е. дачей взятки стремятся к тому, чтобы получившее ее должностное лицо в будущем при необходимости использовало свое служебное положение в их интересах. Иначе следует рассматривать действия взяткодателей как бескорыстные, что явно не может соответствовать действительности, так как подобного рода «благотворительность» вряд ли может быть безвозмездной. Что же касается смешения взяточничества с получением подарков, вызванных чувством признательности, уважения, то, как писал еще В. Ширяев, «преследуя взяточничество, законодатель имеет в виду оградить один из важнейших устоев государственной или общественной службы, а отнюдь не заглушить в гражданах чувство благодарности тем или другим органам власти, которые пробудили это чувство честным исполнением возложенных на них обязанностей»9. В случае же, если материальная ценность услуги или подарка явно невелики (букет цветов и т. п.) и со стороны вручившего подарок или оказавшего услугу это было сугубо знак признательности, то следует считать содеянное лишь формально подпадающим под признаки получения взятки, не достигающим той степени общественной опасности, которая необходима для этого преступления. Для обоснованного вывода о малозначительности деяния, как отмечает В. Мальцев, необходимо установить, что степень его общественной опасности мала и соответствует проступку, а поэтому чем выше характер общественной опасности преступления, тем меньше должна быть степень опасности деяния.

Так в Модельном Уголовном кодексе для стран Содружества Независимых Государств, принятом Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ 17 февраля 1995 г., рекомендуется не признавать преступлением в силу малозначительности содеянного получение публичным служащим имущества, права на имущество или иной имущественной выгоды в качестве подарка при отсутствии предварительной договоренности за уже совершенное действие (бездействие), не нарушающее служебных обязанностей данного лица, если стоимость подарка не превышала однократного минимального размера заработной платы, установленного законодательством11. В уголовном законодательстве не очерчен круг преступлений, которые могут быть в определенных условиях малозначительными, это относится и к получению взятки. В то же время в ст. 546 ГК указывается о запрещении дарения государственным служащим в связи с исполнением ими служебных обязанностей, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает установленного законодательством пятикратного размера минимальной заработной платы12. Однако и размер незаконного вознаграждения не может служить критерием отличия обычного «подарка» от взятки. К примеру, в практике нередки случаи, когда взятка, полученная частями, представляет собой единое продолжаемое посягательство, т. е. деяние, складывающееся из ряда тождественных эпизодов, которые охватываются единым умыслом, и составляют в своей совокупности единое преступление, а значит отдельная взятка может и не превышать пяти минимальных размеров оплаты труда. Типичным примером такого преступления является так называемая взятка-дань, когда преступные акты дачи-получения взяток приобретали черты системы: младший по чину работник обязан регулярно дать взятку старшему. В подобных случаях систематическое, а главное регулярное получение вознаграждения от одних и тех же лиц дает все основания рассматривать такую преступную деятельность как продолжаемое получение взятки, общий суммарный размер которой и должен определять квалификацию деяний.

Объявление:

Кроме этого, независимо от размера незаконного вознаграждения должностному лицу за выполнение им действия (бездействия) с использованием служебного положения расцениваются как взяточничество, на наш взгляд, следующие случаи:

1.    Если имело место вымогательство этого вознаграждения.

Типичным примером такого рода вымогательства взятки является явная волокита со стороны должностного лица в разрешении законных и сравнительно легко выполнимых просьб граждан, сопровождаемая к тому же намеками на отсутствие «благодарности» со стороны просителя и т. п.

2.    Если вознаграждение имело характер подкупа, обусловило со ответствующее служебное действие должностного лица. Здесь лишь следует отметить, что в основе самого понятия взятки лежит корысть, подкуп должностного лица. А слово «взятка» означает деньги или материальные ценности, даваемые должностному лицу как подкуп, как оплата караемых законом действий.

3.    Если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия (бездействия).

При этом указанные действия (бездействия) возможны в силу занимаемого служебного положения должностного лица.

Под получением взятки, с учетом и оценки соответствующего размера, понимается не только получение материального вознаграждения, но и освобождение должностного лица от обязательств имущественного характера. По мнению А. Я. Светлова, к взятке следует отнести и «безвозмездное угощение в ресторане»15. Это мнение нам кажется спорным, ибо важно установить не стоимость предмета взятки в таком случае, а стремление (цель и мотив) лица, дающего «подарок» должностному лицу, к тому, чтобы это последнее выполнило какое-либо деяние или воздержалось от действий, входящих в его служебные обязанности, в интересах дающего «подарок». В тех случаях, когда угощение было организовано в связи с дружескими, приятельскими отношениями с должностным лицом, например, по поводу встречи, праздника и т. д., оно не может рассматриваться как взяточничество, хотя может быть иногда и аморально.

В ныне действующем законодательстве не разделяются понятия взятки-подкупа и взятки-благодарности, хотя это вытекает из смысла диспозиции ст. 430 УК16. Необходимо лишь, как правильно отмечает Б. В. Здравомыслов, чтобы между дачей взятки и использованием служебного положения была непосредственная связь, т. е. чтобы взятка была получена виновными в связи с действиями, совершенными с использованием должностного положения, и вне зависимости от того, имелась ли об этом предварительная договоренность и были ли действия взяткополучателей обусловлены взяткой. Поэтому должностное лицо, принявшее незаконное вознаграждение за действия, совершенные по службе, виновно в получении взятки и тогда, когда эти действия им совершены без расчета на последующее получение взятки.

Однако следует согласиться с В. Ф. Кириченко, который расценивает взятку-благодарность как деяние менее опасное, чем взятка-подкуп: «По общему правилу взятка-вознаграждение, как не являющаяся побудительной причиной совершения определенных действий, карается менее строго или совершенно не карается». Вместе с тем и принятие должностными лицами «даров» за свои служебные действия, даже и без их обусловленности, как уже отмечалось выше, разлагает их, является шагом по пути взяточничества, при этом размер «подарков», на наш взгляд, не имеет определяющего значения.

Так, в п. 2.19 Примерной формы контракта со служащими государственного аппарата должностные лица принимают на себя обязательство не принимать в связи с выполнением служебных обязанностей подарки, за исключением символических знаков внимания и символических сувениров при проведении протокольных и иных официальных мероприятий19. Поэтому, на наш взгляд, вряд ли целесообразно устанавливать в законе «исключения», когда принятие должностным лицом подарка не является преступлением. Здесь стоит обратиться и к опыту законодательного разрешения этого вопроса в других странах. К примеру, согласно ст. 426 Уголовного кодекса Испании должностное лицо или государственный служащий, принявший подношение или подарок, которые ему предложены из уважения к его деятельности либо за совершение действия, не запрещенного Законом, наказывается штрафом на сумму от трех до шести месячных заработных плат.

Предполагаем, что на постреформенном этапе развития отечественного уголовного права ключевым направлением уголовно-правовой политики станет дальнейшая дифференциация уголовной ответственности. Очевидно, назрела необходимость выделения в самостоятельный состав преступления получение должностными лицами необусловленного незаконного вознаграждения, подарков. Может быть предложен, в частности, следующий вариант.

Статья 430-1 Уголовного кодекса: «Получение должностным лицом денежного вознаграждения, подарков или иных выгод имущественного характера, если они имели место при отсутствии соглашения об этом, наказывается штрафом или исправительными работами до двух лет, или ограничением свободы до двух лет».

При наличии такой нормы законодатель очертит, учитывая степень общественной опасности деяний, рамки наказуемости и строго ограничит законом усмотрение в практике деятельности правоприменительных органов государства в этих случаях. Именно данный, введенный законодателем критерий обусловленности взятки какими-либо действиями (бездействием) со стороны должностного лица позволит проводить разграничение между взяткой и подарком.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >