Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Взыскание убытков и выплата компенсации





Взыскание убытков и выплата компенсации

Взыскание убытков и выплата компенсации как способы защиты прав на товарный знак: проблемы применения

Автор: Т. И. Крылосова

Анализ судебной практики в области защиты права на товарный знак (далее – ТЗ) свидетельствует, что на сегодняшний день такой универсальный способ защиты нарушенных гражданских прав, как возмещение убытков практически не применяется правообладателями. В подавляющем большинстве случаев предпочтение отдается выплате компенсации. Причинами тому являются, во-первых, «особенности рынка исключительных прав»1 и, как следствие, трудоемкость доказывания размера понесенных убытков (в особенности, упущенной выгоды); во-вторых, отсутствие необходимой нормативной регламентации оценки убытков обладателей ТЗ.

В соответствии с п. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации. Часть 4 ГК РФ ввела помимо уже существующего (в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения) новые способы исчисления размера компенсации:

1)    в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен ТЗ, или
2)    в двукратном размере стоимости права использования ТЗ, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование ТЗ (здесь речь идет о вознаграждении, взимаемом по лицензионному договору).

Подобный способ защиты введен законодателем, конечно, с целью облегчить процедуру по восстановлению нарушенных имущественных прав обладателей ТЗ, поскольку компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения, при этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков (п. 3 ст. 1252 ГК РФ). Однако имеется ряд причин, по которым данный институт не способен в полной мере обеспечить защиту нарушенных прав на ТЗ, как-то:

1)    часто размеры убытков обладателей прав на известные ТЗ во много раз превышают установленный законом максимальный размер компенсации – 5 млн. рублей;
2)    введенные ГК РФ способы исчисления размера компенсации, по нашему мнению, страдают несовершенством и с трудом применимы на практике по следующим обстоятельствам.

Объявление:

Очевидно, что в первом случае речь будет идти о стоимости исключительно тех партий контрафактного товара, введение в оборот которых правообладатель сможет доказать в суде. Установление размера компенсации в зависимости от стоимости права использования ТЗ вообще вызывает массу вопросов. Непонятно, по каким критериям будут определяться «сравнимые обстоятельства», ведь каждый ТЗ – единственный в своем роде, уникальный, потому он и способен выполнять функцию индивидуализации товара. Монопольный характер исключительных прав, в том числе и прав на ТЗ, не может не отражаться на порядке определения стоимости права использования ТЗ. В этом смысле «сравнимых обстоятельств» нет и быть не может. Указание п. 5 ст. 1235 ГК РФ о том, что при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным, и при этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК РФ не применяются, представляется по этой причине принципиальным. Кроме того, размер вознаграждения по заключаемым и регистрируемым Патентным ведомством лицензионным договорам не публикуется.

По всей видимости, в данном случае речь должна идти об определении лицензионного вознаграждения за право пользования ТЗ, в отношении которого исключительное право обладателя подверглось нарушению, т. е. при разбирательстве дела суд неизбежно должен будет коснуться вопросов оценки стоимости ТЗ.

При указанных обстоятельствах разработка методик определения размера понесенных правообладателями убытков от нарушений прав на ТЗ и наработка практики в данной области – насущная необходимость. Со вступлением России в ВТО эта задача станет еще более актуальной: массовый приход на рынок иностранных фирм вызовет обострение конкурентной борьбы, что с неизбежностью приведет к росту числа судебных исков о возмещении убытков, в том числе по вопросам нарушения прав на ТЗ.

Как известно, в соответствии с п.2 ст.15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как верно замечает А. Костин, спектр последствий нарушений прав на ТЗ очень широк, в числе основных:

снижение доли рынка обладателя ТЗ и лицензиата и, как следствие, уменьшение прибыли от продажи товаров;
снижение доверия потребителей к товарам, произведенным с использованием зарегистрированных ТЗ;
недополучение правообладателем лицензионных платежей;
увеличение доли условно постоянных затрат на рекламу продукции, реализуемой с использованием ТЗ1.

Таким образом, в большинстве случаев обладатель права на ТЗ несет убытки в виде упущенной выгоды. И если взыскание реального ущерба менее проблемно, то расчет и взыскание упущенной выгоды ввиду отсутствия признанных методик – задача № 1 для правообладателя.

Исходя из законодательства и правоприменительной практики, оценка убытков от нарушения прав на ТЗ может производиться профессиональными оценщиками. Их участие в судебном разбирательстве в качестве экспертов – зачастую самый эффективный способ сбора и фиксации доказательств нарушения права и причинения убытков правообладателям.

Ввиду того, что Федеральный Закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29.07.1998г. №135-ФЗ (далее – ФЗ) предъявляет специальные требования к описанию объекта оценки, к договору на оценку и отчету об оценке объекта, необходимо ввести точное и однозначное определение понесенных обладателями прав на ТЗ убытков как объекта оценки (к примеру, в рамках Федерального стандарта оценки «Цель оценки и виды стоимости (ФСО № 2)», утвержденных приказом Министерства экономического развития и торговли РФ от 20.07.2007 г. № 255). В частности, предлагается трактовать объект оценки как работы (услуги) в рыночных ценах, произведенные с целью восстановления прав правообладателя ТЗ, нарушенных неправомерным использованием ТЗ по фактам введения нарушителем в гражданский оборот продукта, маркированного ТЗ правообладателя (реальный ущерб), а также размер не полученных правообладателем доходов, которые он получил бы в отсутствие нарушения прав на ТЗ. Необходимо отметить также, что стоимость убытков – самостоятельный вид стоимости объекта оценки, наряду с рыночной, инвестиционной, ликвидационной, кадастровой, поименованными в ФСО № .

В качестве источников информации для составления отчета о причиненных правообладателю убытках могут выступать документы, подтверждающие объемы продаж контрафактного товара (договоры, накладные, счета-фактуры, различные платежные документы и т. д.), среднегодовые затраты правообладателя на рекламу и маркетинг своей продукции, среднемесячные оптовые и розничные цены на товар правообладателя. Важна также информация о периоде нарушения прав на ТЗ.

Что касается выбора стратегии судебной защиты, то целесообразно согласиться с предложением Ю. Конова об осуществлении ее в два этапа. Главная задача на первом этапе – доказать факт нарушения исключительного права на ТЗ, для чего от правообладателя не требуется представления суду доказательств наличия убытков. «На втором этапе – при согласии нарушителя с условиями владельца знака – урегулировать вопрос о возмещении убытков внесудебным порядком или начать новый судебный процесс по возмещению убытков, используя расчетные показатели величины убытков от нарушения прав на ТЗ»1. Такой подход позволит хоть немного уменьшить и оптимизировать затраты, связанные с восстановлением нарушенных прав владельцев ТЗ.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >