Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Режим коммерческой тайны





Режим коммерческой тайны

Новеллы в правовом регулировании секретов производства и режима коммерческой тайны

Автор: О. С. Тютюникова

В связи с вступлением в законную силу с 1 января 2008 года части 4 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) в правовом регулировании коммерческой тайны произошел коренной перелом, связанный с введением нового законного понятия «секреты производства (ноу-хау)» и радикальным изменением понятия «коммерческая тайна».

В целом в истории развития правового института коммерческой тайны можно выделить 3 этапа:

1.    1994–2004гг. Регулирование осуществляется на основе ст. 139 ч. 1 ГК РФ2, в которой закрепляются понятия коммерческой и служебной тайны, а также ответственность за их незаконное получение и разглашение. В статье нет четкого разграничения понятий служебной и коммерческой тайны, нет понятия «ноу-хау». На практике отношения, связанные с конфиденциальной информацией, составляющей коммерческую ценность, регулируются деловыми обычаями и обыкновениями.

2.    2004–2007гг. 09.07.2004 г. принят Федеральный закон РФ «О коммерческой тайне» № 98-ФЗ3 (далее – ФЗ «О коммерческой тайне»), который детально регулирует отношения, связанные с отнесением информации к коммерческой тайне, передачей такой информации, охраной ее конфиденциальности. Продолжает действовать статья 139 ГК РФ. Нет законодательного понятия «ноу-хау», законное регулирование договорных отношений, связанных с передачей права на информацию, составляющую коммерческую тайну, противоречиво и отрывочно.

3.    С 01.01.2008 г. в связи с принятием ч. 4 ГК РФ, признанием утратившей силу статьи 139 ГК РФ и внесением изменений и дополнений в ФЗ «О коммерческой тайне» наступил новый этап в правовом регулировании отношений, связанных с коммерческой тайной и секретами производства.

Объявление:

Целью данной работы является рассмотрение основных изменений в правовом регулировании, связанных с принятием части 4 ГК РФ, выявление пробелов и противоречий в законодательной базе о секретах производства и коммерческой тайне.

Для начала необходимо выявить соотношение понятий «коммерческая тайна» и «ноу-хау». Отметим, что в ранее существовавшем законодательстве существовало противоречие, которое позволяло толковать коммерческую тайну как информацию, и как свойство, присущее информации. На сегодняшний день законодатель снял подобное противоречие путем введения нового для российского законодательства понятия «ноу-хау», под которым в соответствии со статьей 1465 ГК РФ понимаются «сведения, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их 3-им лицам, к которым у 3-х лиц нет свободного доступа и в отношении которых обладателем введен режим коммерческой тайны». Таким образом, под коммерческой тайной сегодня понимается режим конфиденциальности вышеуказанной информации, представляющий собой комплекс правовых, технических, организационных мер по обеспечению сохранности в неизвестности 3-им лицам секретов производства.

Особо следует отметить то, какие сведения могут входить в секреты производства. Исходя из общепринятой практики и научных исследований, ноу-хау можно условно разделить на три большие группы:

1.    информация о сущности незапатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца;
2.    сведения о методах, процессах, технологиях, профессиональном опыте и иных объектах, имеющих коммерческую ценность, но лишенных способности охраняться патентом;
3.    добавочная информация, получаемая при использовании запатентованных технологий, которая, не будучи патентоспособной сама по себе, позволяет более эффективно использовать запатентованное устройство или способ.

Законодатель же при составлении части 4 ГК РФ отошел от разработанной практикой классификации и в статье 1465 ГК РФ закрепил, что секретами производства могут быть сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере. То есть, перечисленные сведения могут и не быть результатом творческой деятельности гражданина, что является обязательным условием для признания объекта результатом интеллектуальной деятельности. Таким образом, подобная формулировка порождает сомнения в обоснованности отнесения ноу-хау к результатам интеллектуальной деятельности и может создать противоречия как в доктрине, так и в правоприменительной практике. Следовательно, необходимо внести уточнения в законодательство о коммерческой тайне и секретах производства в соответствии с представленной выше, научно разработанной точкой зрения.

Позитивным моментом в правовом регулировании стало то, что в связи с изменением законодательства расширился объем прав обладателя секретов производства. Ранее перечень прав устанавливался статьей 7 ФЗ «О коммерческой тайне», состоял из 8 пунктов и носил исчерпывающий характер. Сейчас статья 1466 ГК РФ закрепляет за обладателем ноу-хау исключительное право на секрет производства и закрепляет возможность его использования любым не противоречащим закону способом.

На сегодняшний день более четко по сравнению с существовавшим до 2008 года законодательством урегулированы отношения, связанные с передачей и отчуждением секретов производства. В законодательстве закреплены 3 вида возможных договоров:

- Договор об отчуждении исключительного права на ноу-хау (статья 1468 ГК РФ).
-    Лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства (статья 1469 ГК РФ).
-    Договор о передаче информации, составляющей коммерческую тайну (ФЗ «О коммерческой тайне»).

Проблема данной классификации заключается, прежде всего, в том, что она не учитывает особенностей практики, существующей в РФ и во всем мире. Во-первых, договор о передаче информации вряд ли найдет свое применение в связи с существованием договора об отчуждении исключительного права на ноу-хау. Во-вторых, необходимо конкретизировать общие нормы о лицензионном договоре и договоре об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной собственности в отношении ноу-хау, что связано с особой природой данного объекта гражданского права (секрет производства может включать и такие сведения, в создание которых не применялся творческий подход). В-третьих, необходимо типизировать следующие виды договоров о передаче секретов производства:

-    лицензионный договор о передаче непосредственно ноу-хау (беспатентная лицензия);
-    договор по передаче ноу-хау в совокупности с какими-либо охраняемыми правами на промышленную собственность, например на изобретение (смешанная лицензия), который, по логике вещей, требует государственной регистрации. Как показывает мировая практика, подобные договоры составляют до 80 % на рынке секретов производства.

В ст. 1467 ГК РФ наметился новый подход к определению действия исключительного права: исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений. Законодатель не дает ответа на закономерный вопрос, что понимать под моментом утраты конфиденциальности. Предполагается, что подобным моментом можно считать момент рассекречивания информации обладателем ноу-хау или момент, когда сведения стали известны достаточному кругу 3-х лиц по независящим от обладателя обстоятельствам. Следует отметить, что во втором случае помимо количественного критерия необходимо устанавливать наличие возможности в дальнейшем использовать информацию в коммерческих целях.

Предлагается также внести в ФЗ «О коммерческой тайне» дополнения, касающиеся процессуального оформления установления, изменения или отмены режима коммерческой тайны в организации, дабы в судебной практике не возникало проблем, связанных доказыванием относимости той или иной информации к секретам производства, с определением момента засекречивания и рассекречивания информации.

Основным видом гражданско-правовой ответственности за нарушение режима коммерческой тайны все также является возмещение убытков, возможность применения иных санкций может быть установлена договором. Но законодательно не устранена проблема определения размера возмещения убытков за нарушение режима коммерческой тайны. Думается, что в данном случае необходимо согласиться с мнением Мирских И. Ю., в соответствии с которой предлагается установить размер реального ущерба или убытков, подлежащих возмещению лицом, нарушившим законодательство о коммерческой тайне, не ниже стоимости сведений, составляющих коммерческую тайну, по данным бухгалтерского учета.

В завершении отмечу, что на сегодняшний день заложен неплохой фундамент для развития отношений в сфере секретов производства и коммерческой тайны, что, в случае устранения существующих противоречий и пробелов, может стать отличной «стартовой площадкой» для формирования в РФ рынка секретов производства.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >