Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Определение правовой доли





Определение правовой доли

Проблемы определения правовой природы доли в праве общей собственности

Автор: Л.М. Минкина

Вопрос о правовой природе доли в общей собственности является дискуссионным в юридической литературе на протяжении многих лет и до настоящего времени. Данное обстоятельство позволяет предположить, что проблема доли в общей собственности представляет собой своего рода «ключ» к пониманию сущности права общей собственности как собственности многосубъектной.

Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «начало исключительности, которое характеризует право собственности, не допускает совместного существования нескольких таких прав на одну и ту же вещь. Однако возможно, что несколько лиц будут совместными субъектами одного и того же права собственности на одну и ту же вещь, так что исключительность будет направлена против всех посторонних лиц»1. То есть, говоря о праве общей собственности, мы имеем в виду, что, по выражению В.Ф. Маслова, «управомоченная сторона представлена не одним, а несколькими лицами, имеющими однородное право на общее имущество»

Однако, если право общей собственности на вещь принадлежит всем его участникам в совокупности, возникает вопрос: каковы права каждого участника на общее имущество? Ответ на этот вопрос напрямую зависит от того, какой смысл мы вкладываем в понятие доли в общей собственности, поскольку данный термин характеризует объект, принадлежащий каждому из участников общей собственности в отдельности.

Можно выделить следующие основные точки зрения относительно того, что представляет собой доля в общей собственности:

1.    Каждому участнику общей собственности принадлежит идеальная доля в общем имуществе.
2.    Каждому из участников принадлежит доля ценности (стоимости) общего имущества.
3.    Каждый участник имеет долю в праве общей собственности.

Объявление:

Первая из вышеназванных позиций высказывалась еще выдающимся русским правоведом Д.И. Мейером, который писал, что при общей собственности «несколько лиц представляются субъектами одного и того же права собственности, так что каждому принадлежит идеальная доля вещи». В дальнейшем указание на принадлежность участнику общей собственности доли в общем имуществе встречается в трудах Д.М. Генкина. Отмечая, что «каждому из участников общей собственности принадлежит доля в праве общей собственности», Д.М. Генкин в то же время считал, что «доле в праве, принадлежащей участнику общей долевой собственности, соответствует доля и в имуществе, являющемся объектом права общей собственности»5. Среди авторов последнего времени последовательным сторонником теории идеальной доли в общем имуществе является Н.Н. Мисник.

В отличие от «реальной доли» в общей собственности, под которой понимается конкретная, физически обособленная часть общего имущества, которая принадлежит каждому из сособственни-ков, в данном случае вещь не уничтожается как объект права общей собственности разделом на части, принадлежащие на праве собственности отдельным субъектам. Имеется в виду идеальная доля во всей вещи, то есть доля участника затрагивает каждую часть материального объекта.

Следует признать, что действующее законодательство дает основания для такого толкования понятия доли. Так, в ст.252 ГК РФ говорится о выделе «доли из общего имущества» и об утрате права «на долю в общем имуществе». Однако возможность «мысленного членения» материальной вещи представляется весьма спорной. Г.Ф. Шершеневич указывал, что «вещь подлежит только материальному делению, а не идеальному»6. Кроме того, у сторонников данной концепции нет единого мнения о том, является ли данная доля вещью в юридическом смысле. Н.Н. Мисник считает, что «в силу своей материальности доля может быть объектом любого вещного права»7. В то же время Д.М. Генкин отмечал невозможность осуществления правомочий владения и пользования в отношении доли в имуществе, поскольку «владение и пользование предполагают наличие конкретного реального объекта». Однако права владения и пользования вещью лежат в основе любых вещных прав на нее, следовательно, при их отсутствии нельзя говорить о вещном праве на долю и о доле как разновидности вещи. Таким образом, теория «идеальной доли в общем имуществе» не дает ответа на вопрос о правах, принадлежащих каждому из участников общей собственности.

Следует обратить внимание, что термин «доля в общем имуществе» используется в ГК РФ только в связи с прекращением участия лица в праве общей собственности (выделом). Поэтому можно предположить, что законодатель имел в виду не идеальную долю, а уже реальную часть общего имущества, выделяемую бывшему участнику.

Второй из указанных выше точек зрения придерживались Г.Ф. Шершеневич, а также М.Г. Маркова и отчасти М.К. Умуркулов. По словам Г.Ф. Шершеневича, «право каждого из сособственни-ков в отдельности иметь своим объектом только долю ценности вещи»9. Следует отметить, что понятие о доле ценности лишено юридической определенности, поскольку объектами гражданских прав являются вещи, а не их стоимость (ст.128 ГК РФ). В юридической литературе справедливо указывается на то, что данная конструкция ведет к упразднению вещи как объекта общей собственности и замене права общей собственности обязательственным правом.

Кроме того, остается неясным вопрос, почему обладание долей ценности объекта дает право участвовать в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения вещью. Как отмечает А.А. Ерошенко, «гражданское законодательство связывает понятие доли с содержанием самого права собственности, а не с экономической ценностью его объекта. Закон, говоря о возможностях, предоставленных каждому из участников общей собственности, указывает именно на правомочия по владению, пользованию и распоряжению»10. Таким образом, сторонниками указанной точки зрения права участников общей собственности отделяются от понятия доли, и тем самым утрачивается значение доли участника для осуществления права общей долевой собственности.

Более сложной является позиция М.К. Умуркулова, который указывает на наличие у участника общей собственности, наряду с долей ценности вещи, доли в праве общей собственности. По его мнению, «доля должна пониматься в двух значениях: в одном случае доля выражает участие нескольких субъектов в правоотношении общей долевой собственности, показывает принадлежность права нескольким лицам; во втором случае понятие доли употребляется для обозначения выгод, причитающихся каждому из собственников при эксплуатации общего объекта, при разделе или выделе части общего имущества»11. При этом автор подчеркивает, что «только тот, кто имеет долю в праве собственности, может пользоваться ценностью вещи»12. Следовательно, речь идет не о двух различных по своей природе долях, а о различных сторонах одной и той же доли.

Правомочия участников общей собственности по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом, включающие в себя и права на получение выгод от его эксплуатации либо раздела, составляют содержание доли в праве общей собственности. Мера получения указанных материальных благ выражается арифметически (в виде дроби или процентов) и представляет собой размер доли участника в праве общей собственности. Права сособст-венников участвовать в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом являются равными независимо от размера доли и не могут увеличиться или уменьшиться в своем объеме. Напротив, размер доли участника может быть изменен в зависимости от его вклада в приращение общего имущества (ст.245 ГК РФ).

Указанный подход позволяет понять, в чем заключается различие между долевой и совместной собственностью. В юридической литературе можно встретить мнение, что совместная собственность носит бездолевой характер. Как отмечает М.К. Умуркулов, это означает «не что иное, как отрицание у субъектов совместной собственности прав на общие вещи». Пункт 2 ст.244 ГК РФ предусматривает, что имущество может находиться в общей собственности с определением долей каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность). Следовательно, доля в праве совместной собственности существует, но она не определена, то есть не установлен заранее ее размер. Неопределенность размера доли обусловлена тем, что участники совместной собственности сообща используют блага, получаемые от эксплуатации общего имущества. Лишь в случае прекращения права общей совместной собственности (при разделе общего имущества или выделе доли из него) предварительно определяется размер доли каждого из участников (ст.254 ГК РФ).

Большинство авторов, в том числе О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, З.И. Цыбуленко, Е.А. Суханов, считают, что каждому участнику принадлежит только доля в праве общей собственности. Данная позиция представляется наиболее убедительной, поскольку тем самым подчеркивается, что объектом права каждого из участников является вещь в целом.

Однако в этом случае правомерно задается вопрос: каким образом право собственности может делиться на доли? Н.Н. Мисник отмечает, что «в результате такого деления каждому из сособст-венников принадлежали бы все правомочия, но не в полном, а в урезанном виде. Это ведет к тому, что сособственник должен признаваться не носителем права собственности, а лишь носителем какой-то части права. Но субъективное право характеризуется тем, что оно либо существует, либо не существует. Обладание частью права говорит о том, что субъект не обладает ничем». Е.А. Суханов также указывает, что «одним из основных постулатов континентальной системы права собственности является невозможность установления двух одинаковых прав собственности на одно и то же имущество. Право собственности в континентальном понимании невозможно «расщепить» – оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им. При всяком ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав «собственников», каждый из которых желает распорядиться имуществом «по своему усмотрению».

Действительно, долю в праве собственности следует рассматривать не как часть права собственности, а как вполне самостоятельное право, принадлежащее каждому из участников общей собственности. Вопрос заключается в том, обладает ли каждый из сособст-венников правом собственности на общее имущество, и каким образом возможно существование нескольких таких прав на одно и то же имущество.

Общепризнанной в юридической литературе является точка зрения, согласно которой собственник осуществляет правомочия владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению. Как указывают Ю.К. Толстой и А.П. Сергеев, «это означает, что воля собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц»16. Г.Ф. Шершеневич писал, что «независимость указывает на полную свободу осуществления своего права помимо согласия посторонних лиц»17. Гражданский кодекс предусматривает, что владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех участников общей собственности. Как пишет Е.А. Суханов, «каждый из них в отдельности, очевидно, не может решать указанные вопросы “по своему усмотрению”. Следовательно, правомочия участников общей долевой собственности лишены той полноты и независимости, которыми характеризуется право собственности.

В то же время право собственности, хотя и является по своей сути наиболее полным правом на вещь, может быть ограничено как в публичных интересах, так и в интересах отдельных лиц. В соответствии с пунктом 2 ст. 1 Гражданского кодекса гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Очевидно, что у каждого из участников общей собственности есть заинтересованность в использовании общего имущества, поэтому каждый из них должен быть ограничен в осуществлении своих правомочий в интересах других. Как пишет В.П. Камышан-ский, «ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а стесняют, сдерживают собственника в осуществлении субъективного права. Ограничения – это имманентно внутренне присущая характеристика права собственности». Каждый из сособственников при осуществлении принадлежащих ему правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом ограничен необходимостью согласовывать свои действия с другими участниками общей собственности. Кроме того, правомочия участника общей долевой собственности ограничены преимущественным правом покупки доли другими сособственниками. Существование нескольких ограниченных таким образом прав собственности на один и тот же объект не порождает «неразрешимой коллизии прав собственников», поскольку ни один из них не вправе распорядиться общим имуществом «по своему усмотрению».

Следует отметить, что всякое ограничение права собственности затрагивает право собственника осуществлять действия в отношении принадлежащего ему имущества по своему усмотрению. Например, в случае передачи имущества в хозяйственное ведение государственному или муниципальному унитарному предприятию собственник временно лишается возможности самостоятельно владеть, пользоваться и распоряжаться указанным имуществом и, кроме того, не вправе изъять данное имущество у предприятия иначе как путем ликвидации предприятия. В соответствии со ст. 604 ГК РФ собственник, являющийся плательщиком ренты, вправе отчуждать, сдавать в залог или иным способом обременять имущество, переданное ему в обеспечение пожизненного содержания, только с предварительного согласия получателя ренты. Следовательно, ограничение права собственности участника общей собственности необходимостью согласования своих действий с другими участниками не дает оснований говорить об отсутствии у него права собственности на общее имущество. Специфика общей собственности по сравнению с другими случаями ограничения права собственности заключается в том, что ограниченность изначально присуща правомочиям ее участников и такие однородные права на одну и ту же вещь принадлежат нескольким лицам одновременно. Однако, как указывалось выше, данная ситуация не противоречит природе права собственности.

В ГК РФ отсутствуют нормы, касающиеся ограничений права собственности. В соответствии со ст.209 ГК РФ «собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц». Как указывает В.П. Камышанский, «эти требования следует рассматривать как попытку законодателя не столько ограничить собственника, сколько не допустить нарушение прав третьих лиц, предусмотренных законом либо иными правовыми актами»20. Иными словами, в данной статье речь идет о пределах осуществления права собственности, то есть о том, чего собственник не вправе делать, а не об ограничениях в реализации его правомочий. В связи с этим целесообразно было бы изложить п.2 ст.209 в следующей редакции: «Собственник вправе по своему усмотрению с учетом ограничений, установленных федеральными законами, совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия… (далее по тексту)».

Если каждому сособственнику в отдельности принадлежит доля в праве собственности на общее имущество, то все участники общей собственности сообща владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом независимо от посторонних лиц, осуществляя принадлежащее им всем в совокупности право общей собственности. Указанное право, состоящее из принадлежащих сособст-венникам долей, в то же время не является механической суммой правомочий участников общей собственности. Содержание права общей собственности не тождественно содержанию права собственности участника, поскольку, как указывалось выше, ограничения права собственности являются элементом его содержания. Так, только все участники в совокупности вправе распоряжаться общей вещью: продать ее, подарить, передать в аренду и т.п. Утверждение Н.Н. Мисника о том, что «субъективного права общей собственности как единого права всех сособственников не существует, ибо у него нет объекта»21, неверно, поскольку объектом данного права, как и права собственности каждого из сособственников, является общее имущество. Особенностью субъективного права общей собственности является то, что, как отмечал Е.А. Суханов, у этого права собственности «нет единого субъекта»22. Субъект права общей   собственности является своего рода  фикцией, используемой для обозначения общей воли сособственников.

Суммируя сказанное выше, можно определить долю в праве общей собственности как принадлежащее участнику общей собственности право собственности на общее имущество, ограниченное необходимостью согласования своих действий в отношении данного имущества с другими сособственниками. Такой подход позволяет рассматривать правомочия участника общей собственности как полноценное субъективное право. Доли участников в совокупности образуют право общей собственности, которое, в отличие от права собственности участника, характеризуется полнотой господства над вещью. Отсутствие у права общей собственности единого субъекта обусловливает сложность его содержания, которое требует подробного и всестороннего исследования.

Примечания

1    Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С.213.
2    Маслов В.Ф. Вопросы общей собственности в судебной практике. М.: Госюриздат, 1963. С.3.
3    Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.2. М.: Статут, 1997. С.42.
4    Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961. С.153.
5    Генкин Д.М. Указ. соч. С.154.
6    Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.214.
7    Мисник Н.Н. Правовая природа общей собственности // Изв. вузов. Правоведение. 1993. № 1. С.24-34.
8    Генкин Д.М Указ. соч. С.157.
9    Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.214.
10    Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М.: Юридическая литература, 1973. С.52.
11    Умуркулов М.К. Понятие и определение доли в общей собственности // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1984. № 3. С.67-
12    Умуркулов М.К. Указ. соч.
13    Умуркулов М.К. Указ. соч.
14    Мисник Н.Н. Указ. соч.
15    Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России / В кн.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С.316.
16    Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Спб: Теис, 1996. Ч. 1. С.298.
17    Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.167.
18    Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юридическая литература, 1991. С.166.
19    Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М.: ЮНИТИ-ДАНА. Закон и право, 2000. С.129.
20    Камышанский В.П. Указ. соч. С.131.
21    Мисник Н.Н. Указ. соч.
22    Суханов Е. А. Указ. соч. С.165.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >