Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Договор кооперации





Договор кооперации

Договор кооперации ( сотрудничества): к вопросу о введении в правовую систему республики беларусь нового вида гражданско-правового обязательства

Автор: Я.И.Функ

Рассматривая понятие «договор кооперации», каковым оно может быть в праве Республики Беларусь, и вообще возможность введения его в правовую систему Республики Беларусь, необходимо отметить, что, несмотря на отсутствие законодательного описания отношений кооперации, первоосновой для их существования и развития, наряду с экономическими причинами, является Конституция Республики Беларусь, в части второй ст. 13 которой указано, что «государство способствует развитию кооперации» [1].

Тем самым законодатель Республики Беларусь в Основном Законе предусмотрел «присутствие» отношений кооперации в белорусской экономике и общественной жизни, посчитав их, наряду с некоторыми иными отношениями, одной из важнейших сфер деятельности в белорусском государстве.

При этом необходимо отметить, что одно из действий, которое будет способствовать развитию кооперации в Республике Беларусь, безусловно связано с ее законодательным определением и описанием, для того чтобы участники экономических отношений имели тот ориентир, на базе которого они могли бы строить свои собственные «частные» отношения.

Кроме того, детальная регламентация отношений кооперации в законодательстве Республики Беларусь, в основном в гражданском (хотя важны также и публичные отрасли права, прежде всего налоговое, таможенное; а также законодательство, регламентирующее внешнеэкономическую деятельность, валютные отношения, антимонопольную деятельность, банковское дело и т.д.), будет способствовать не только увеличению количества кооперационных договоров и кооперационных взаимосвязей в экономике, но и меньшей «опасности» для субъектов, которые пожелают стать их участниками. Законодательная регламентация снизит количество возможных злоупотреблений одних субъектов экономических взаимоотношений по отношению к другим.
По нашему мнению, давно назрела необходимость государству выполнить одну из своих функций в сфере экономических отношений – урегулировать договор кооперации, благодаря чему отношения кооперации будут отделены от иных отношений, что даст возможность свободно развиваться кооперационным взаимосвязям, которые могут стать одним из важнейших инструментов для процветания белорусской экономики.

Главной задачей в рамках предлагаемых действий является необходимость дать определение договора кооперации, в котором должна быть раскрыта его природа.
В настоящее время в праве Республики Беларусь такое определение отсутствует (если не считать положений постановлений Министерства промышленности Республики Беларусь и Государственного военно-промышленного комитета, а также международных соглашений с участием нашей страны) [2; 3; 4].

Объявление:

На основании ст. 7 Гражданского кодекса Республики Беларусь [5], в соответствии с нормами которой гражданские права и обязанности могут возникать как из договоров и иных сделок, предусмотренных законодательством, так и из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законодательством, но и не противоречащих ему, до принятия акта законодательства, регламентирующего договор кооперации, считаем вполне допустимым применение этого договора между субъектами Республики Беларусь, так как он хотя и не определяется в законодательстве (отсутствует его дефиниция и точное описание правовой природы), однако, безусловно, не противоречит праву Республики Беларусь.

Но, несмотря на возможность использования договора кооперации (сотрудничества) и без определения его правовой природы в праве Республики Беларусь, считаем более целесообразным дополнить Гражданский кодекс Республики Беларусь главой «Кооперация (сотрудничество)».

При этом считаем возможным остановиться на следующем подходе к определению договора кооперации: по договору кооперации (договору о сотрудничестве) двое или несколько лиц (коопе-рантов) обязуются скоординировать свои самостоятельные действия в интересах каждого участника договора, в частности на основе специализации, для достижения единой цели участников договора, в частности, но не исключительно, извлечения прибыли.

Для реализации единой цели участники договора кооперации создают единый продукт: вещь, объект интеллектуальной собственности, охраняемую информацию, работу, услугу.
Сторонами договора кооперации, заключаемого для извлечения прибыли, могут быть исключительно юридические лица и ( или) индивидуальные предприниматели.

На основании приведенного определения считаем возможным охарактеризовать договор кооперации, предлагаемый к включению в систему гражданского права Республики Беларусь, исходя из следующих признаков.

1. Наличие единой цели участников договора, в силу которой можно говорить и об общих интересах кооперантов. Однако, в отличие от договора простого товарищества, в рамках договора кооперации между участниками присутствует не только общий, но и противоположный интерес, т. е. договор кооперации стоит как бы между меновыми сделками с противоположными интересами участников и товарищеским сделками, где интересы участников едины.

Иным образом в договоре кооперации наблюдаются общие интересы «во вне», например, создание единого продукта и (или) извлечение прибыли от его реализации, т.е. применительно ко всем лицам «во вне» участники договора исходят из общих (единых) интересов. Что же касается взаимоотношений между участниками «внутри», то, учитывая, что конкретный договор может предусматривать взаимную поставку товара (выполнение работ, оказание услуг), у каждой из сторон может наблюдаться собственный интерес в рамках данных поставок (исполнения иных обязанностей).

Такая позиция нашла отражение и в документах международных организаций. Так, ЕЭК ООН в Руководстве по составлению договоров о международном промышленном сотрудничестве при характеристике природы кооперационного договора особо указывается на то, что, независимо от условий договоров и несмотря на то, что они могут быть абсолютно отличны друг от друга, во всех договорах, которые претендуют называться кооперационными, обязательно должен присутствовать дух кооперации, который создает общность интересов, и при этом он должен преобладать, несмотря даже на то, что в таких договорах присутствует обмен услугами или товарами между сторонами договора [6].

И, по нашему мнению, общность интересов сторон в достижении цели является базовым условием наличия кооперационного договора. Однако эти общие интересы должны не просто декларироваться, а базироваться на реальных условиях договора, содержание которых не приводит к антагонистическим интересам сторон, т.е. присутствие в договоре кооперации условия об обмене товарами или услугами между сторонами не должно носить меновый характер; оно должно отражать сотрудничество и заинтересованность сторон не в передаче исключительно своей части единого продукта, а в реализации самого единого продукта.

(Таким образом, одна из важнейших характеристик договора кооперации – это общность целей и задач участников договора, а в силу этого, наличие у них единого интереса; хотя, как указано выше, интерес таких лиц, в отличие не только от участников коммерческой организации, но и от участников простого товарищества, все-таки связан с определенными «сугубо личными» началами, основу которых составляет единоличное (самостоятельное) действие каждого из участников договора для достижения единой цели).

2.    Координация действий сторон договора, т.е. выработка общих (единых) планов деятельности всех участников и взаимное со гласование их последующих действий для достижения единой цели.

При этом заметим, что выделение координации деятельности кооперантов в качестве одного из основополагающих признаков кооперационных взаимоотношений и, прежде всего, кооперационного договора, не является нашей заслугой. Данный признак, как один из важнейших в природе кооперационных взаимосвязей, называли и ряд экономистов. Так, немецкий экономист А. Зальтер отмечал, что кооперация означает не что иное, как интеграцию функций, которые при этом координируются не путем изменения отношений собственности, а путем сотрудничества предприятий, сохраняющих самостоятельность [7, с. 60].

На это же указывал и Шишков Ю.В., по мнению которого координация предпринимательских функций двух или несколькифирм является непременным признаком кооперационных отношений между ними, тогда как их обычные коммерческие отношения лишены этого признака [7, с. 60].

Итак, координация деятельности участников договора кооперации является одним из важнейших признаков такого договора; однако этот признак не является исключительным для кооперационных отношений (договора кооперации), т. е. координация усилий сторон не равна кооперации: кооперации без координации деятельности участников не бывает, но в праве и экономике присутствует координация усилий сторон и без кооперации. Например, в рамках иных предпринимательских объединений, не предусматривающих образование юридического лица (финансово-промышленной или иной хозяйственной группы, договора простого товарищества), также присутствует координация действий участников подобных отношений.

3.    На основе признака, приведенного выше, в кооперационном договоре, наряду с элементами, связанными с «имущественным общением» между кооперантами, присутствуют также организационные элементы. Однако, на наш взгляд, наличие в договоре кооперации не только условий, связанных с передачей сторонами друг другу определенных объектов гражданского права и отношений сторон по поводу данных объектов, но и условий, описывающих координацию действий кооперантов, не влияет на гражданско-правовую природу договора и не привносит в него так называемый «административно-правовой элемент».

Указанное объясняется тем, что существуют и иные гражданско-правовые институты, в рамках которых регламентируются отношения «управления». Причем речь можно вести не только об институтах, определяющих природу юридических лиц, в рамках которых в обязательном порядке описывается «сущность» органов, через которые реализуется воля юридического лица во вне, но и в отношении обязательственных институтов: в частности, простого товарищества. При этом хочется отметить, что понятие «управление» в его широком смысле присуще и иным видам обязательств, однако это «не выводит» указанные обязательства за пределы имущественных отношений, так как рассматриваемое «управление» связано с имуществом и реализацией прав в отношении такого имущества. Поэтому наличие организационного начала в кооперационном договоре нельзя противопоставить присутствию в нем определенного вида и типа обменных отношений, так как и в одном и во втором случае речь, скорее всего, необходимо вести об имущественных взаимосвязях.

Итак, договор кооперации представляет собой гражданско-правовую сделку и никаких «добавлений» со стороны иных отраслей права в рамках данного договора не наблюдается. Это объясняется тем, что, по нашему мнению, в правовой природе, применительно к управлению предпринимательскими процессами, в рамках взаимоотношений между равными субъектами нет и не может быть места никакому «административному началу», понимаемому, например как «административный договор».

Такой договор еще возможно было бы при определенных условиях выделить в рамках планового хозяйства, когда наряду с товарно-денежными отношениями, а зачастую и вместо них, присутствовал в экономике административный акт, а поэтому можно было говорить о наличии отношений власти и подчинения применительно к имущественному обороту.

В силу этого в советской правовой доктрине и в имущественной сфере выделялись определенные договоры организационного характера и при этом даже они противопоставлялись так называемым «договорам исполнения» – «товарным (имущественным) договорам».

Например, Н.И.Клейн в рамках хозяйственной сферы выделяла договоры, выполняющие организационную функцию, и определяла их как гражданско-правовые организационные договоры [8, с. 91].

При этом данный автор указывала, что основным признаком организационного договора является его направленность на организацию хозяйственных связей, прежде всего путем координации и кооперации действий его участников. Поэтому такой договор должен содержать обязательства, которые впоследствии должны реали-зовываться путем заключения последующих договоров [8, с. 28-29].

В связи с изложенным нельзя не отметить, что, исходя из подобного понимания организационного договора, договор кооперации также может относиться к их числу, так как в его основе как раз и лежит функция координации усилий, направленных на достижение единой цели. Однако, по нашему мнению, нет необходимости в выделении особых организационных договоров и в отнесении к их числу кооперационного договора, так как если «организация» или «управление» направлены на решение конкретной имущественной задачи, то это также и часть имущественных отношений, без которых такие отношения существовать не могут. Кроме того, организационное начало присутствует во многих гражданско-правовых договорах, что делает выделение организационного договора бесперспективным.

4. Каждый из участников договора кооперации действует самостоятельно, поэтому в отношении кооперации, еще в меньшей степени чем в отношении простого товарищества, можно говорить о ее какой-либо правосубъектности. Кооперация не обладает гражданской правосубъектностью, а кроме того, и процессуальной правосубъектностью, и налоговой правосубъектностью, и вообще не является субъектом в рамках каких-либо правовых отношений.

Однако мы считаем договор кооперации также разновидностью предпринимательского объединения (если он заключается с целью извлечения прибыли) в силу того, что единая цель участников договора и координация их усилий для ее достижения указывает на то, что в имущественном обороте действует не ряд самостоятельных, независимых друг от друга субъектов, а группа лиц, связанных между собой определенным объединяющим началом. В силу этого наличествуют все необходимые признаки предпринимательского объединения без образования юридического лица (т. е. объединения неформализованного, в основе которого не лежит требование законодателя о его регистрации для того, чтобы признать такое объединение действительным в праве (в экономике), и в силу этого возникает новый субъект) – объединения, в основе которого находится единый экономический интерес участников, в связи с чем они действуют «не разрозненно», а «в одном направлении».

5.    Договор кооперации является объединением лиц и не пред ставляет собой объединение имущества, так как в рамках указан ного договора, как правило, отсутствуют вклады его участников в общее имущество, поэтому нельзя говорить и о какой-либо имуще ственной обособленности в связи с кооперацией.

В основе договора кооперации лежит исключительно личностный фактор, хотя и предусматривающий имущественное общение, в связи с тем, что лица (участники договора) общаются по поводу имущества.

6.    Заключение договора кооперации не только не приводит к возникновению нового субъекта гражданского права, но и не пре дусматривает совместной деятельности множества субъектов в имущественном обороте (не возникает то, что называется общи ми делами сторон договора). В имущественном обороте каждый субъект действует самостоятельно, т. е. каждый из участников договора кооперации самостоятельно заключает сделки с третьими лицами и самостоятельно осуществляет фактические действия для создания единого продукта.

7.    Договор кооперации может совершаться как в сфере про изводства товаров, так и в сфере выполнения работ или оказания услуг. Все это указывает на то, что «предметных» границ у догово ра кооперации нет.

Таким образом, единая цель, для достижения которой и координируются действия участников договора кооперации, может быть абсолютно разнообразной применительно к разным договорам кооперации.

8.    Как правило, договор кооперации заключается в предпри нимательской сфере, т.е. в сфере, связанной с производством това ров, выполнением работ, оказанием услуг не для личного (домаш него, семейного) потребления, а для реализации иным лицам. Од нако возможно заключение такого договора и в непредприниматель ской сфере, например, в связи с координацией несколькими лица ми усилий в целях «совершения открытия», для проведения како го-либо некоммерческого мероприятия: международной конферен ции или национального фестиваля и т. д., при условии, что организаторы не извлекают прибыли от проведенного мероприятия и вполне возможно вообще не получают никакого дохода.

При этом, если речь идет о договоре кооперации в предпринимательской сфере, нет необходимости в ограничении участников такого договора, применительно к правовой системе Республики Беларусь, лишь индивидуальными предпринимателями и ( или) ко м -мерческими организациями. По нашему мнению, участниками также могут быть и некоммерческие организации, при условии, если создаваемый единый продукт и действия, связанные с его возникновением и реализацией, не противоречат целям некоммерческих организаций.

9. Договор кооперации гипотетически может быть либо рамочным, либо содержать регламентацию всех прав и обязанностей сторон, связанных с созданием единого продукта.
Причем в первом случае договор должен предусматривать лишь базовые и общие положения, определяющие основы взаимоотношений сторон: в частности, вопросы координации их деятельности. Права же и обязанности сторон, которые касаются поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг «внутрикооперационного характера», будут регулироваться уже отдельными договорами, базирующимися на кооперационном договоре. Эти договоры будут представлять собой традиционные формы правового регулирования отношений сторон: между кооперантами в этом случае будут заключаться договоры купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг и т. д.

Такой взгляд на две «формы» договора кооперации был достаточно широко распространен как в юридической, так и в экономической литературе: в частности, его придерживались проф. М.М. Богуславский и О.В. Воробьева [9, с. 301].

Однако, по нашему мнению, данный взгляд некорректен в силу того, что первая форма взаимоотношений сторон кооперационного договора, наряду с договором кооперации, предусматривает наличие и иных договоров, что не являлось бы правовой проблемой, если бы эти иные договоры не вступали в противоречие с правовой природой кооперационного соглашения. Данный вывод объясняется тем, что, если кооперационный договор регламентирует лишь отношения координации действий сторон, а « имущественный блок» регулируется меновыми договорами, то, на наш взгляд, общая природа кооперационного договора входит в противоречие с природой договоров, реализующих положения кооперационного договора. О какой единой цели участников договора кооперации можно вести речь, если каждый из них, за исключением участника, осуществляющего сборку единого продукта, получает встречное представление за переданные товары, работы, услуги не в рамках реализации единого продукта, а уже в связи с передачей этой части товара, выполнением своей части работы, оказанием своей части услуги. Тем самым, фактически, вместо «внешней реализации» единого продукта как цели кооперационного договора наблюдается множество целей каждого из участников такого договора, связанных исключительно с реализацией своей части единого продукта.

Необходимо отметить, что указанное в настоящем подпункте не влияет на возможность заключения подобных договоров; однако такие договоры вряд ли стоит признавать кооперационными, скорее это договоры на организацию поставки товара или на организацию выполнения работы (оказания услуги). Еще раз хочется подчеркнуть, что если между участниками договора присутствуют меновые отношения, то есть один участник рассчитывается с другим исключительно в рамках переданного ему товара, работы, услуги (части единого продукта), то никакой общности интересов с точки зрения права не наблюдается. Хотя общий интерес в этом случае может присутствовать с точки зрения экономики, например, экономической общей целью может быть завоевание устойчивого положения на соответствующем рынке, или оптимизация деятельности участника, производящего готовую продукцию путем передачи им производства частей, деталей, узлов для указанной продукции другим лицам и т.д. Однако при таких обстоятельствах перед нами договор, связанный с исполнением традиционных договоров, а не договор кооперации.

Итак, по нашему мнению, кооперационный договор не должен являться договором, устанавливающим обязательства заключить в будущем на его основе другие договоры между теми же сторонами, т.е. представлять собой «пактум де контрагендо». Договор кооперации должен включать в себя не только условия о координации действий кооперантов по производству товара, работы, услуги, но и условия непосредственно связанные с передачей товаров, работ, услуг от одного кооперанта другому (то есть единственной формой реализации кооперационного договора является совершение такого договора, в котором регулируются полностью все отношения, как организационного, так и имущественного плана, связанные с сотрудничеством сторон). Указанное выше, однако, не исключает того, что ряд вопросов могут быть урегулированы не в основном тексте кооперационного договора, а в приложениях и дополнениях к нему, или не в момент совершения основного договора, а по истечении определенного периода времени, в том числе и достаточно продолжительного. Однако все это не должно влиять на «единую форму» кооперационного договора, так как приложения и дополнения к нему являются его неотъемлемой частью.

10.    Заключение договора кооперации является основой для совершения в будущем сторонами сделок с иными участниками имущественного оборота, т.е. совершение самого договора кооперации, как правило, не является окончательной целью участников договора.

11.    В рамках договора кооперации зачастую регламентируются различные по своей правовой природе явления, в связи с чем ряд исследователей указывали на его комплексный (смешанный) характер.

Например, профессор М.М.Богуславский отмечал, что «специализация, а также кооперирование производства – это сложные и многообразные явления, затрагивающие в каждой стране и сферу производства, и научные исследования, и внешнюю торговлю» [10, с. 147].

Однако приведенная характеристика носит скорее экономический, а не правовой характер, так как указывает на отдельные типы экономических взаимоотношений в рамках кооперационного договора и не определяет, какие виды обязательственных отношений наблюдаются в нем, для того чтобы признать его комплексный характер.

Конечно же, с точки зрения традиционной системы договорных обязательств, в рамках договора кооперации можно увидеть и элементы договора подряда, и (или) элементы договора купли-продажи, и (или) элементы лицензионного договора, и (или) элементы иных договоров ( в разных договорах кооперации присутствуют элементы разных договоров), но договор кооперации не тождествен ни одному из традиционных видов договорных обязательств.

Причем указанное не свидетельствует о смешанном характере договора кооперации, так как он является «обособленным» (самостоятельным) видом договорных обязательств, в котором, конечно же, присутствуют черты, сходные с иными видами обязательств, однако соединение этих черт, в том числе с условиями, являющимися особенностью договора кооперации, и дает самостоятельный вид договорного обязательства. В подтверждение сказанного отметим, что любой вид договорного обязательства в правовой системе Республики Беларусь имеет хотя бы несколько черт, которые также наблюдаются и в другом обязательстве. Например, в основе аренды лежат отношения по передаче имущества во владение и пользование (или только в пользование от одного лица другому лицу), такие же отношения являются основой договора ссуды (безвозмездного пользования имуществом), однако это два абсолютно самостоятельных вида договорных обязательств, хотя их объединяет много общих черт.

Исходя из изложенного следует отметить, что даже применительно к действующей белорусской правовой системе договор кооперации вряд ли может быть охарактеризован, в соответствии с п. 2 ст. 391 Гражданского кодекса Республики Беларусь, как смешанный договор, т. е. договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством; в связи с чем к отношениям сторон по такому договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Таким образом, смешанный договор содержит признаки различных видов договорных обязательств. Однако, как верно отметила Н.Л. Платонова, содержащиеся в смешанном договоре отдельные группы обязательств могут быть без ущерба для их реализации выделены и урегулированы в соответствии с их типовой принадлежностью [11, с. 117].

Договор же кооперации не может быть разделен на отдельные части, так как утрачивается его единое предназначение и, кроме того, его отдельные «части» – это не то же самое, что единое целое: без объединения указанных частей и ясной и точной позиции по исполнению каждым из кооперантов взятых на себя обязательств во взаимосвязи и взаимодействии с обязательствами иных коопе-рантов исчезает то единое начало, которое позволяет характеризовать договор кооперации как предпринимательское объединение без образования юридического лица.

Итак, несмотря на то, что в кооперационном договоре могут присутствовать элементы традиционных сделок, он по своей природе представляет собой самостоятельный вид договорного обязательства, а не смешанный договор, так как элементы традиционных сделок в рамках договора кооперации «соседствуют» с особыми элементами, свойственными в соответствующей совокупности лишь договору кооперации, такие элементы и составляют «основу» договора кооперации. Ряд условий кооперационного договора действительно можно выделить в самостоятельные договоры купли-продажи, подряда, лицензионный договор и т.д., однако в связи с этим изменится их природа (см. об этом п. 9), а кроме того, и после такого выделения все равно останется определенная « часть», которую нельзя будет отнести ни к какому из традиционных типов сделок.

12.    В рамках договора кооперации, по общему правилу, не воз никает общее имущество участников, в том числе общая прибыль.

Это объясняется тем, что созданный единый продукт, если это объект материального мира, является собственностью коопе-ранта, осуществившего его «сборку». Иные же кооперанты имеют обязательственные права по отношению к данному лицу: в виде получения части прибыли (дохода) от реализации единого продукта или в виде получения определенного количества созданного единого продукта.

При этом нельзя не отметить, что если реализация произведенного единого продукта поручается одному из участников договора с распределением между остальными полученной прибыли (дохода), то в рамках действующей налоговой системы Республики Беларусь – это нецелесообразно, потому что доход от реализации единого продукта будет обложен налогом дважды: вначале у участника, осуществляющего действия по непосредственной реализации единого продукта, а затем у лица, которому он перечислит прибыль за реализованный единый продукт.
13.    В связи с отсутствием взносов (вкладов) в общее имуще ство, за исключением взносов, направленных на пополнение обо ротных средств, в рамках договора кооперации не возникает еди ного предприятия участников договора, т.е. каждый из участников действует в рамках своего собственного предприятия.

14.    Договор кооперации в большинстве случаев базируется на специализации между кооперантами, т. е. на концентрации каж дым из кооперантов своих усилий на производстве по определен ной номенклатуре технологически- и конструктивносовместимой с другими кооперантами продукции в виде узлов, деталей, комп лектующих изделий единого продукта или на специализации по этапам и стадиям технологического процесса для изготовления еди ного продукта.

15.    В отличие от простого товарищества в договоре коопера ции, по общему правилу, нет формализованных общих расходов сторон договора в силу того, что каждый из кооперантов несет их самостоятельно, а не совместно. Однако, с фактической (экономи ческой) точки зрения, «общие расходы» присутствуют в виде зат рат каждого из кооперантов на создание единого продукта в рамках договора.

16.    Учитывая то, что все стороны договора кооперации действуют самостоятельно, т.е. отсутствует совместное совершение сторонами договора сделок с третьими лицами, у кооперантов не возникает солидарной обязанности и солидарного требования (или долевой обязанности и долевого требования) в отношении иных участников имущественного оборота.

17.    В качестве одного из основополагающих признаков договора кооперации большинство авторов, в частности, проф. М.М. Богуславский [9, с. 272], указывали на установление прочных и длительных связей между сторонами, либо, иначе, устойчивых кооперационных связей («неустойчивость специализации устраняет все ее преимущества и поэтому равнозначна самому отрицанию специализации» [12, с. 7]). Некоторые авторы отмечали постоянство и стабильность сотрудничества сторон кооперации, основанное на неоднократности их хозяйственных контактов, в отличие от других деловых отношений, носящих обычно разовый, однократный характер [7, с. 60].

На наш взгляд, сами понятия «прочные, длительные, стабильные связи» – термины оценочные и подлежат дополнительному толкованию. Причем, понятие «прочные связи» вообще тяжело оформляется с помощью каких-либо правовых признаков, а поэтому не должно определять природу кооперационного договора, так как сказать, какая связь «прочная», а какая – «непрочная», невозможно. Кроме того, в случае, если в рамках договора кооперации возникнет конфликт между сторонами, например, в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением взятых на себя обязательств одной из сторон, то как оценивать такие отношения? Можно ли признавать такой договор не договором кооперации, в связи с тем, что отношения сторон не выдержали проверку временем и оказались «непрочными»?

Применительно же к определению «длительных и устойчивых связей» или «постоянного и стабильного сотрудничества» между кооперантами необходимо, прежде всего, отметить, что все указанные термины описывают одно и то же понятие – «долгосрочные отношения», так как понятия «устойчивость связей», «постоянство и стабильность сотрудничества» скорее относятся к экономическим определениям, а не к правовым, в силу этого для характеристики правовой природы сделки такие понятия ничего не дают. Таким образом, с точки зрения права данные понятия необходимо определять как «длительность отношений между сторонами договора кооперации», а именно, как заключение договора кооперации на значительный по продолжительности период времени. При этом, если анализировать сам термин «длительные связи», то возникает вопрос: какой период времени определяется как « длительный»? Это год, два, пять, десять или месяц, два и т. д.

Причем, как отмечено в первой части настоящего исследования, кооперационный договор, исходя из его природы, может быть и недлительным по времени, например, быть заключенным для проведения лишь одной какой-либо операции.

Единственное, что действительно характеризует такой договор, так это то, что он не может быть одномоментным, т.е. момент совершения договора и момент его исполнения не совпадают, а следовательно, есть определенный период времени, в течение которого стороны связаны договорным обязательством. Таким образом, отношения в рамках договора кооперации – длящиеся, но не обязательно длительные.

Однако указанное не отменяет «экономический фактор», в соответствии с которым наибольший экономический эффект дают договоры кооперации, в рамках которых стороны объединяются для создания и реализации единого продукта в течение достаточно большого периода времени, так как для завоевания рынка (отдельного сегмента рынка) необходимо определенное время. Если достаточного периода времени не будет, то кооперационный договор может сам себя не оправдать, потому что, как правило, первоначальный этап сотрудничества требует капиталовложений кооперантов, иногда значительных, и лишь по прошествии времени эти капиталовложения начинают давать отдачу (практически весь опыт международного торгового оборота указывает на то, что договоры кооперации заключаются на достаточно большой промежуток времени).

18.    Необходимость обязательного согласования в рамках договора кооперации действий каждого из специализирующихся на определенном товаре, работе, услуге участника по достижению поставленной единой цели договора. В связи с этим в договоре должны быть точно описаны виды осуществляемых каждым из участников действий по созданию единого продукта и сроки, в течение которых данная деятельность должна реализовываться (в случаях взаимных поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг) точные сроки, в течение которых участники обязаны передавать указанные товары (работы, услуги)).

19.    Обмен информацией между сторонами договора кооперации присутствует во всех типах кооперационных отношений. Стороны договора кооперации обмениваются между собой необходимыми им для выполнения взятых на себя обязательств сведениями в рамках цели, продекларированной при заключении договора. Причем объем и состав данных сведений отличаются в различных типах кооперации (например, в рамках научно-технической кооперации это могут быть определенные научные разработки; в рамках промышленной кооперации, для создания единого продукта и его реализации, участники договора могут передать друг другу определенные экономические или технические данные), а также и в различных конкретных кооперационных договорах.

Очень важно, чтобы в конкретных кооперационных договорах были оговорены условия использования данных сведений, а также порядок их защиты: в частности, система неустоек за разглашение конфиденциальной информации одной из сторон договора другой или в связи с использованием такой информации стороной договора в своих личных целях, не связанных с целями договора кооперации ( причем, ко гд а соответствующая информация защищена с помощью патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, сорта растений и т.д., то передача ее даже в рамках договора кооперации может осуществляться на основе лицензионного договора с соответствующей системой защиты, свойственной охраноспособным промышленным правам).

20. Договор кооперации характеризуется наличием определенного вида фидуциарных отношений между кооперантами, так как без взаимного доверия участников рассматриваемого договора невозможна реализация его целей в силу того, что все нюансы производства единого продукта урегулировать изначально не представляется возможным.

При совершении договора кооперанты исходят из того, что каждый из них будет действовать самостоятельно вовне в общих кооперационных целях с рачительностью разумного хозяина, причем эта «рачительность» будет распространяться не только на ту часть единого производственного процесса, за которую отвечает соответствующий кооперант, но и на иные части процесса, за которые отвечают другие кооперанты. Это в особой степени распространяется на кооперанта, осуществляющего сборку единого продукта и (или) его реализацию третьим лицам, так как он действует, как правило, всегда не только в своих узких имущественных интересах, но и в интересах всех участников кооперационного договора. При создании единого продукта фактически происходит «доверительная» передача соответствующими кооперантами своих частей имущества и ( или) имущественных прав одному из кооперантов ( или нескольким из них) и данное лицо (лица), действуя вовне исключительно самостоятельно, совершая сделки с третьими лицами, опирается на «доверие» других участников договора, так как иные ко-операнты не имеют возможности, как, например, в договоре простого товарищества (при определенных формах управления в рамках такого договора), как-то предотвратить нежелательные действия кооперанта, реализующего единый продукт (хотя в случае нанесения ущерба действиями одного из кооперантов имуществу или имущественным интересам других кооперантов, они впоследствии могут взыскать с него возникшие у них убытки; однако зачастую в подобных ситуациях удовлетворить претензии всех лиц за счет имущества одного кооперанта не представляется возможным; а, кроме того, сговор или простую халатность не всегда просто выявить, а поэтому доказать, что именно « благодаря» либо недобросовестным, либо неумелым действиям кооперанта, реализующего единый продукт, иные кооперанты понесли убытки).

21. Число участников договора кооперации не ограничивается (за исключением того, что коль это договор, то присутствует, как минимум, две стороны, а следовательно, его участниками должны быть не менее чем два лица).

Необходимо отметить, что количество кооперантов может быть достаточно большим, если для создания единого продукта требуется объединение усилий многих лиц. Как показывает опыт мировой торговли, участники договора кооперации могут являться субъектами разных государств, расположенных даже на разных континентах.

Однако, с экономической точки зрения, таких участников, как правило, не должно быть «очень много» в связи с трудностями, которые могут возникнуть при координации их усилий по производству единого продукта. Но, применительно к отдельным кооперационным договорам, например, в сфере научно-технической кооперации, в договорные отношения могут вступить и несколько десятков субъектов, так как из-за сложности задач и необходимости концентрации усилий как можно большего числа заинтересованных организаций проблемы координации действий участников кооперационного договора отступают «на задний план», по сравнению с необходимостью объединения усилий всех потенциальных и важных для решения поставленной задачи организаций.

В связи с рассматриваемым вопросом необходимо обратить внимание и на то, что при производстве единого продукта участников экономических взаимосвязей может быть гораздо больше, чем участников непосредственно договора кооперации (то есть в самой «цепочке» отношений, связанных со специализацией и разделением труда, может участвовать и значительное количество субъектов). Указанное объясняется тем, что, по нашему мнению, участниками договора кооперации должны становиться лишь лица, которые заинтересованы либо в разделе конечного продукта, либо в получении части прибыли от его реализации. Со всеми остальными производителями деталей или лицами, выполняющими отдельные работы, оказывающими отдельные услуги, могут заключаться традиционные меновые договоры.

22.    Учитывая, что в праве (в частности, в действующем законодательстве Республики Беларусь) применительно к отношениям кооперации отсутствует разрешение на ограничение конкуренции, участники договора кооперации не могут в добровольном порядке ограничить себя в самостоятельном совершении деятельности, которая осуществляется также на кооперационной основе, или запретить участнику вступать в другой договор кооперации, простое товарищество или иное предпринимательское объединение, целью образования которого является производство продукта, аналогичного продукту, создаваемому в рамках договора кооперации, так как отказ от принадлежащих субъекту прав и законных интересов недействителен (однако, по нашему мнению, было бы желательно законодательно допустить возможность ограничения конкуренции).

23.    В силу личного характера судьба договора кооперации зависит от судьбы его участников. Смерть или ликвидация одного из участников договора, по общему правилу, влечет прекращение договора кооперации (однако мы считали бы допустимым отойти от общего правила и предоставить возможность иным участникам сохранить договор между собой, при условии, если об этом указано в самом договоре или в ином соглашении между участниками, в том числе заключенном и после смерти или ликвидации одного из участников).
Анализируя приведенные выше признаки договора кооперации, следует отметить, что они, как правило, по отдельности не связаны исключительно с договором кооперации, так как могут присутствовать и в иных видах договорных обязательств, однако указанная выше совокупность признаков исключительна. Именно рассмотренный «набор признаков», а не каждый из них в отдельности, и выделяет кооперацию из иных правовых явлений.

Классифицируя договор кооперации, необходимо отметить, что, исходя из градаций гражданско-правовых сделок по видам, его можно определить, как:

а) двух- или многосторонний договор;
б)    консенсуальный (вступающий в силу с момента заключения) договор;
в)    взаимообязывающий договор;
г)    как правило, возмездный, так как стороны, совершая этот договор, зачастую преследуют цель получения определенной мате риальной выгоды, хотя в рамках его может и отсутствовать напря мую выраженная встречная обязанность одной стороны по предос тавлению материального или иного блага другой стороне или сто ронам договора;
д)    как правило, срочный, хотя возможно заключение договора и без указания срока (договор кооперации может заключаться и до достижения цели (например, технологической разработки какого- либо продукта), предусмотренной в договоре);
е)    длящийся договор, так как стороны исполняют обязательства в течение определенного промежутка времени.

По сравнению с иными формами предпринимательских объединений, как без образования, так и с образованием юридического лица, договор кооперации имеет следующие преимущества:

а)    заключение договора кооперации может быть целесообраз ным в случае, когда не выгодно создавать новое юридическое лицо и обособлять новое производство в рамках данного лица. Новое лицо может быть невыгодным как из-за необходимости его регист рации, определенных расходов по созданию, так и по причине не желательности передачи уже имеющегося оборудования новому юридическому лицу, поскольку его можно использовать не только в рамках производства нового продукта, но и при создании пре жних продуктов;
б)    договор кооперации может иметь преимущества и перед простым товариществом по причине, сходной с упомянутой выше. В рамках простого товарищества также необходимо создание пред приятия, т.е. возникновение общего продукта и общей собственно сти, с объединением не только усилий, но и средств. В рамках же договора кооперации этого можно избежать, т.е. не выделять часть имущества из единого имущественного комплекса в новый имуще ственный комплекс, но при этом достигается та же цель, что и при обособлении имущества;
в)    договор кооперации может быть интересен также в случае необходимости финансирования разработки и создания нового про дукта, когда собственных сил и средств у одного субъекта недоста точно, а взять кредитные ресурсы невозможно или же они доста точно «дороги»;
г)    договор кооперации позволяет его участникам лично уча ствовать в создании нового продукта, а в силу этого возможно ис пользование непосредственно как сил и средств соответствующего участника, так и его имени (наименования). В рамках же нового юридического лица это невозможно потому, что вовне юридичес кое лицо будет действовать от своего имени, а не от имени его уча стников, кроме того, силы и средства участников также непосред ственно не используются в деятельности созданного ими лица;
д)    договор кооперации позволяет участникам нести «совмест ные» риски в части разработки и создания нового продукта (а так же, возможно, и его реализации). То есть вместо того, чтобы в рам ках «сил и средств» одного лица создавать новый продукт, участни ки договора кооперации могут «распределить» это бремя – как в части расходов, так и в части рисков – на всех участников.

Список литературы

1.    Конституция Республики Беларусь, 15.03.1994 г. , № 2875-XII // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – №1, 1/0.
2.    Об утверждении Инструкции об осуществлении производственной кооперации: Постановление Министерства промышленности Республики Беларусь, 17 марта 2005 г., № 3 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2005. – № 54, 8/12347.
3.    Об утверждении Инструкции о порядке осуществления производственной кооперации: Постановление Государственного военно-промышленного комитета Республики Беларусь от 20 июня 2005 г. , № 8 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2005. – № 106, 8/12796.
4.    Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности, совершено в г. Минске 20 мая 1994 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. – № 3/449.
5.    Гражданский кодекс Республики Беларусь: Кодекс Республики Беларусь, 7 декабря 1998 г. : В ред. от 04.05.2005 г. , № 9-З // Ведомости Национального Собрания Республики Беларусь. – 1999. – № 7–9. – Ст. 101.
6.    Guide on Drawing up International Contracts on Industrial Co-operation. United Nations, New York: ECE/TRADE/124. United Nations publication. – 1976. – E. 76. II. – E.14.
7.    Solter А. Grundzuge industrieller Kooperationspolitik. – «Wirtschaft und Wettbewerb», 1966. – H. 3. – S. 234 (приводится по Новиков Р.А., Шишков Ю.В. Международная кооперация капиталистических фирм).
8.    Клейн Н.И. Организация договорно-хозяйственных связей. – М., 1976.
9.    Международная научно-техническая и производственная кооперация (правовые аспекты). – М.: Наука, 1982.
10.    Богуславский М.М. Правовое регулирование международных хозяйственных отношений. Очерки теории и практики экономического сотрудничества стран социализма. – М.: Наука, 1970.
11.    Платонова Н.Л. СЭВ: специализация и кооперирование производства. Правовые вопросы. – М.: Наука, 1989.
12.    Кормнов Ю. Ф. Международная специализация производства (Экономические проблемы внутриотраслевой специализации и кооперирования стран СЭВ). – М.: Экономика, 1968.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >