Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Основание прекращения обязательств





Основание прекращения обязательств

Прощение долга как основание прекращения обязательств

Автор: И.Р. Исупова

Становление рыночных отношений в России, развитие предпринимательства, законы конкуренции, от соблюдения которых зависит сама возможность осуществления экономической деятельности, требуют возникновения различных обязательственных правоотношений. А поскольку обязательственные правоотношения с самого начала рассчитаны на прекращение, то, следовательно, возникает потребность участников гражданского оборота знать основания их прекращения.

В современном гражданском праве вопросы применения оснований прекращения обязательств в целом разработаны недостаточно. В настоящее время нет научно-квалификационных исследований, что позволяет утверждать о недостаточной разработанности данной темы в науке гражданского права. Отсутствие исследований в этой области определяет и сложность применения способов прекращения обязательств на практике. Особенно заметна нехватка работ, исследующих такое основание прекращения обязательств как прощение долга.
Действующий ГК РФ впервые предусмотрел прощение долга в качестве основания прекращения обязательств, хотя и ранее в юридической литературе оно признавалось как один из способов прекращения обязательств.

Прощение долга является одним из малоизученных способов прекращения обязательств (наряду с новацией, отступным), а потому вызывает необходимость его более детального рассмотрения.

В соответствии со ст.415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает права других лиц в отношении имущества кредитора.

Прощение долга не предполагает какого-либо встречного удовлетворения, иначе отношения сторон превратятся в новацию или отступное.1 В результате прощения долга должник освобождается от своих обязательств перед кредитором.

Объявление:

Предметом сделки прощения долга может выступать только требование, т.е. обязательственное субъективное право. При этом не имеет значения, из какого основания оно возникло: простить можно как договорное требование, так и требование, возникшее из правонарушения.

В юридической литературе различные авторы по-разному определяют юридический характер сделки прощения долга. Одни авторы 2 придерживаются точки зрения, что прощение долга является двусторонней сделкой. Так, Е.А.Крашенинников пишет: «Прощение долга имеет договорную природу и может быть осуществлено не иначе как с согласия должника».
Другие авторы 4 считают, что прощение долга – это односторонняя сделка, поскольку для ее совершения не требуется согласия должника.

Представляется, что прощение долга является двусторонней сделкой. Так, в соответствии с п.2 ст.154 ГК РФ односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Ст. 415 ГК РФ не предоставляет кредитору права освободить должника от лежащей на нем обязанности своим односторонним волеизъявлением.

Следовательно, прощение долга может осуществляться только по соглашению между кредитором и должником.

Далее, М.И.Брагинский пишет: «Поскольку прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности, совершаемое по соглашению между сторонами, оно превращается в предмет договора дарения».

Однако не все авторы согласны с данным суждением. К примеру, по мнению К.Анненкова, хотя отречение от права и имеет сходство с дарением, но в то же время и существенно отличается от него тем, что дарение заключается в положительном действии дарителя, совершение которого представляется невозможным без принятия его лицом одаренным, между тем как отречение от права требовать исполнения обязательства есть отрицательное действие, совершение которого представляется возможным и в виде одностороннего акта без участия или согласия должника.

Е.А.Крашенинников также придерживается точки зрения, что прощение долга не является разновидностью договора дарения («договор о прощении долга есть отличная от договора дарения распорядительная сделка»3).

Особое мнение в ряду авторов высказывает А.М.Эрделевский. Он утверждает: «прощение долга вовсе не обязательно является разновидностью дарения; дарение же в виде освобождения одаряемого от обязанности по отношению к дарителю всегда является одновременно и прощением долга… В случае спора о действительном характере прощения долга вопрос должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, позволяющих выяснить, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора. Если она была направлена на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездного освобождения его от имущественной обязанности, то в этом случае прощение долга является дарением;

при отсутствии этих условий прощение долга не может быть признано даре-нием».

Представляется, что прощение долга является разновидностью договора дарения. Ст.572 ГК РФ определяет договор дарения как сделку, в соответствии с которой одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. По сути, данная статья указывает именно на прощение долга как на разновидность договора дарения.

Судебная практика также относит прощение долга к разновидности договора дарения. Приведем пример.

ОАО обратилось с иском к Сберегательному банку о признании недействительным договора о прощении долга.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен на основании того, что согласно ст.575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями недопустимо. Апелляционная инстанция оставила решение суда в силе.

Кассационная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения, а решение суда оставлено в силе.

Как следует из материалов дела, Сбербанк и ОАО заключили договор, в силу которого ОАО освободило банк от уплаты суммы долга. Эта сделка является двусторонней и основана на взаимном соглашении сторон. Из содержания заключенного договора ясно, что кредитор не рассчитывал получить что-либо взамен на сумму прощенного долга. Эти условия соответствуют требованиям ст.572 ГК РФ, поэтому договор квалифицируется как договор дарения. А так как дарение между коммерческими организациями запрещено ст.575 ГК РФ, то суд признал сделку ничтожной.

Если считать, что сделка прощения долга является договором дарения, то, следовательно, по отношению к ней применимы нормы ГК РФ, устанавливающие запрещение (ст.575) и ограничение (ст.576) дарения.

В ст. 575 ГК РФ перечислены случаи, когда дарение не допускается, кроме обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. В перечень этих случаев включено дарение государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Фактически указанная статья разрешает получение этими служащими обычных подарков, причем в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Иными словами, гражданское законодательство разрешает получение взятки на сумму до пяти минимальных размеров оплаты труда, что противоречит уголовному законодательству. Следовательно, преступления, предусмотренные ст.ст. 290, 291 Уголовного кодекса Российской Федерации1 – получение и дача взятки, декриминализируются. Такой подход законодателя, разрешающего взятку в размере, не превышающем пяти минимальных размеров оплаты труда, вызывает справедливое возмущение ряда российских ученых и юристов-практиков. Однако до сих пор данный вопрос не урегулирован законодательно.

Представляется, что ст. 575 ГК РФ подлежит корректировке, из нее следует исключить п.3, предусматривающий запрещение дарения, за исключением обычных подарков, государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.
Кроме того, ст. 575 ГК РФ запрещает дарение, кроме обычных подарков, в отношениях между коммерческими организациями. В связи с этим коммерческой организации, являющейся кредитором в обязательстве, необходимо «осторожно применять конструкцию прощения долга, а по возможности лучше использовать другие основания прекращения обязательств. Так, при необходимости фактически простить долг должнику данное действие лучше оформить не в виде соглашения о прощении долга, а в виде отступного (предусматривающего уплату хотя бы символической суммы)».1 Вообще, вызывает интерес, почему законодателем запрещено дарение лишь в случае, если одаряемым является коммерческая организация. Ведь безвозмездное получение коммерческой организацией имущества вполне соответствует целям извлечения прибыли и запрет на получение ею подарка не может быть обоснован несоответствием этого действия целям ее деятельности (извлечение прибыли). В целом, как представляется, ст.575 ГК РФ в части запрещения дарения между коммерческими организациями подлежит исключению.

Прощение долга допускается, если это не нарушает права других лиц в отношении имущества кредитора, например, освобождение должника от лежащих на нем обязанностей организацией-банкротом. В силу ст.18 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» с момента признания должника несостоятельным (банкротом) и принятия решения об открытии конкурсного производства запрещается передача либо другое отчуждение имущества должника (кроме случаев, когда разрешение на отчуждение дано собранием кредиторов), а также погашение его обязательств. Так как в этом случае имущество организации, признанной банкротом, уменьшается, то права кредиторов в отношении этого имущества оказываются нарушенными.

В гражданском обороте институт прощения долга применяется в очень редких случаях, что делает данную норму декларативной. Организации стараются избегать данный способ прекращения обязательств, в связи с чем отсутствует и судебная практика его применения.

Законодателю необходимо более полно раскрыть содержание сделки прощения долга, предусмотреть условия ее совершения. Для устранения противоречий в понимании положений о прощении долга законодателю необходимо дополнить ст.415 ГК РФ и четко определить, каким образом, кем и когда должно применяться данное основание прекращения обязательств.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >