Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Конституционализм и делегированного законодательства





Конституционализм и делегированного законодательства

Аксенович О.А.

О соотношении конституционализма и делегированного законодательства

Своим происхождением, как отмечает Г.Дж. Берман, «…термин «конституционализм» обязан американской политико-правовой мысли. Основатели Конституции США 1787 г. обозначали им верховенство пи­саной конституции над издаваемыми законами и иными правовыми актами»1.

Данная политико-правовая доктрина самым тесным образом связана с концепцией правового государства, гражданского общества и теорией разделения властей. Идея государства, ограниченного правом, свободами личности и особенно – конституцией, стала логическим общим знамена­телем для всех прогрессивных юридических конструкций эпохи Просве­щения и Нового времени.

В период Российской империи о конституционализме говорили ог­раниченно, в отношении государства, но не права. В советский период данное понятие использовалось применительно к странам западной «бур­жуазной» демократии. Изменение социальной и политической обстановки в стране после распада СССР способствовало возрождению интереса к данной теме.

Н.С. Бондарь отмечает, что «…категория конституционализма явля­ется научно-теоретическим и нормативным отражением наиболее важных качественных характеристик реальных общественных отношений с точки зрения достигнутого уровня свободы и организации власти в государст­ве… в любой форме его проявления - как политико-правовая (конститу­ционная) идеология, юридическое мировоззрение, политическая и право­вая практика… воплощает в себе показатели достигнутого в обществе компромисса между властью и свободой, интересами общества и лично­сти, государства и гражданина»2.

1 Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. Пер. с англ. М., 1994.
С. 370.

Объявление:

2 Бондарь Н.С. Права человека в теории и практике российского конституционализма
// Российский конституционализм: проблемы и решения. М., 1999. С. 200.

Обобщая проведённые ранее исследования, О.Е. Кутафин формули­рует определение конституционализма: «…система идей и взглядов, в ко­торых воплощены представления о конституционном государстве, их кон­ституционное оформление, а также политико-правовая практика реализа­ции таких идей и закрепляющих их норм»1.

Конституционализм оказывает влияние на совокупность норматив­но-правовых актов высшей юридической силы, на то, как осуществляется распределение законодательной компетенции между ветвями власти.

В отличие от О.Е. Кутафина, мы считаем не обоснованным выде­лять конституционализм в узко – национальном значении, например, аме­риканский, российский, или испанский.

Мы считаем не оправданным ограничиваться национальной кон­цепцией конституционализма, в данной работе исследуется делегирован­ное законодательство Великобритании, США, Франции, Италии.

Задачи исследования – анализ влияния конституционализма на де­легированное законодательство, воздействие нормативного аспекта кон­ституционализма на нормативно-правовые акты органов исполнительной власти.

Наряду с сокращением объёма компетенции парламента наблюдает­ся усиление позиций правительства в законодательной сфере, и как след­ствие – деформация принципа разделения властей. По замечанию Ю.А. Тихомирова «…действие закона означает его осуществление преж­де всего в компетенционном разрезе… Важнейшим вопросом является реализация компетенции в аспекте действия закона… чёткое определение уровней и оснований принятия законов, указов, постановлений и других актов и совершение управленческих действий позволит разобраться в ги­гантском нормативном массиве и в способах, процедурах его действия»2.

Классическая теория разделения властей претерпевает на современ­ном этапе значительные изменения, и наиболее показательным здесь яв­ляется делегированное законодательство.

Как отмечает И.С. Арефина: «...исполнительная власть для эффек­тивной реализации основных функций нуждается в возможности изда­вать, применять правовые нормы».3 Парламент осуществляет передачу своих полномочий посредством делегированного законодательства, сущ­ность которого заключается в наделении правительства по поручению

1 Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М., Норма, 2008. С. 11.

2 Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., Юстицинформцентр, 2001. С. 234–235.

3 Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто-
реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.14. парламента правом издавать нормативно-правовые акты с юридической силой закона.

В случае непредвиденных обстоятельств, когда требуется срочная разработка законов, акты делегированного законодательства можно ис­пользовать, не дожидаясь очередной сессии парламента и окончания пол­ной процедуры парламентского законотворчества.

В.Г. Графский связывает возникновение делегированного законода­тельства «…с последствиями усложнения и ускорения социально-экономических и законодательных процессов»1.

Родиной данного юридического феномена считается Англия. Анг­лосаксонская правовая доктрина не признаёт за органами исполнительной власти, каких бы то ни было нормотворческих полномочий. По всем во­просам: от общих до частных - должен законодательствовать парламент.

Самым ранним примером делегированного законодательства в Ве­ликобритании считают Статут привилегий (Statute of Proclamation) 1539 года2. Принятие данного статута обосновывалось тем, что в чрезвычайных обстоятельствах, когда нет времени ждать решения парламента, может возникнуть необходимость быстро принять разумное политическое реше­ние. Но главное, что можно наблюдать здесь, институт делегированного законодательства начинает использоваться, как механизм ограничения Короны.

Исторически делегированное законодательство эволюционировало. XX век, мировые войны и локальные гео-политические конфликты прив-нёсли в делегированное законодательство такое явление, как общая пере­дача законодательных полномочий – без ограничений правового регули­рования. Если первоначально речь шла о конкретных полномочиях, пере­даваемых на строго ограниченный срок, то Вторая мировая война принес­ла изменения в свойства и характеристики делегированного законода­тельства, такие как общая делегация абстрактных и долгосрочных полно­мочий. Общая делегация законодательных полномочий повлекла за собой усиление позиций органов исполнительной власти в законотворчестве, и, как следствие – снижение роли парламента.

В конце XX столетия во многих странах были приняты новые кон­ституции, которые установили новый строй, вводили новые институты. В том числе были внесены положения о делегированном законодательстве. Так, в конституциях Хорватии, Молдовы, Казахстана этот институт был

1 Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. М., Норма. 2007. С. 634.

2 Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Учебное пособие / Под ред.
Проф. З.М. Черниловского. Составитель В.Н. Садиков. М., 1994. С. 320. введён впервые. В странах, где делегированное законодательство приме­няется давно, с каждым годом количество принимаемых актов делегиро­ванного законодательства растёт. По замечанию С.И. Арефиной: «…на практике институт делегированного законодательства используется в тех странах, где делегирование законодательных полномочий не предусмот­рено конституцией»1.

Управление государством усложняется вместе с усложнением об­щественных отношений. По замечанию В.С. Троицкого и Л.А. Морозо­вой: «…современное состояние правотворческой деятельности государст­ва характеризует небывалая интенсивность в принятии нормативных пра­вовых актов: все социально значимые решения в государственном меха­низме управления обществом, как правило, требуют должного их норма­тивного обеспечения»2.

Как отмечает Л.Ф. Абзалова: «Важную роль в процессе расширения сферы делегированного законодательства и усиления его воздействия на общественные отношения играют и такие факторы, как его способность изменять и дополнять содержание законов, исходя из требований кон­кретной политической и экономической ситуации в стране»3.

В этой связи в юридической литературе, как российской, так и зару­бежной, всё чаще затрагивается тема делегированного законодательства, высказываются различные точки зрения в отношении того, необходимо ли его использование в деятельности органов государственной власти, полезно ли оно или является «неизбежным злом». 4

Рост правительственного нормотворчества вызывает опасение у многих государствоведов. Оно связано с тем, что введение института де­легированного законодательства, передача законодательных полномочий органам исполнительной власти может привести к узурпации власти пар-1 Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто-реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.4.

2 Троицкий В.С., Морозова Л.А. Делегированное законотворчество // Государство и
право. 1997. № 4. С. 21

3 Абзалова Л.Ф. Делегированное законодательство// Государственная власть и местное
самоуправление. М., 2007. № 1. С. 20.

4 Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. М., 1999.С. 238.
Тапчев Е. Конституцията от 1991 г. и приемането на България и Европейский Союз//
Съевременно право. София 1997. № 6. р. 32–45; Mallory J.R. The structure of Canadian
Government – Cage Publishing Limited – Toronto. Vancouver. Calgary. Montreal. 1981.P.
139; Реут. В. Декреты президента Республики Беларусь: теоретические аспекты и
практика издания. //Конституционное право: восточноевропейское обозрение. Чикаго.
М., 1998, № 4(25); 1999 №1 (26) С. 44–48; Окушева Р.Т. Законы и акты исполнитель­
ной власти, имеющие силу закона в республике Казахстан (теоретический анализ)//
Журнал российского права. М., 2000.№9. С. 111–124 ламента. Согласно исследованию В.Е. Чиркина, институт делегированно­го законодательства, его осуществление тесно связано с такими ключе­выми демократическими институтами современного государства, как раз­деление властей, парламентаризм.1 В работе Ховарда «Новая деспотия», говорится, что использование делегированного законодательства приво­дит к установлению «новой деспотии» исполнительной власти.2

Мы позитивно оцениваем делегированное законодательство, но только в том случае, когда парламент подробно прописывает в делеги­рующем законе те правила, которыми должны руководствоваться органы исполнительной власти при реализации полномочий.

На практике имеет место подмена понятия делегированное законо­дательство, понятиями иного рода – это связано с тем, что понятие деле­гированного законодательства практически нигде не сформулировано, ни­где не раскрывается его содержание, его часто не отличают от указного права или от восполнения пробелов в праве.

Существуют различные подходы к определению понятия делегиро­ванного законодательства. Некоторые источники указывают на то, что это деятельность: И.С. Арефина даёт следующее определение делегированно­го законодательства: «…это деятельность органа публичной власти на ос­новании уполномочия парламента по изданию нормативных актов, регу­лирующих общественные отношения из сферы компетенции парламента на определённых условиях».3

Другие авторы определяют этот институт через совокупность актов, В.Е. Чиркин: «…делегированное законодательство – это акты исполни­тельной власти, изданные по поручению парламента и имеющие силу за-кона»4.

В скандинавских странах правовая наука рассматривает делегиро­ванное законодательство, как возможность передачи компетенции одного органа другому. Данный подход представлен в отечественной науке. Ком­петенцию, как эффективный и динамичный инструмент рассматривает Ю.А. Тихомиров: «Ядро компетенции субъекта права – принятие реше­ний в соответствии с законом»5. Через компетенцию, делегированное за­конодательство определяет Ю.Г. Арзамасов: «…нормативные документы федеральных органов исполнительной власти могут быть делегирован-

1 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М. Юристь, 2007. С. 236.

2 Howard G. The New Despotism. L. 1929. P. 63.

3 Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто-
реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.11.

4 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., Юристь, 2007. С. 236

5 Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., Юстицинформцентр. 2001. С. 237 ными, т.е., направленными на реализацию компетенции вышестоящих ор­ганов власти»1.

Мы считаем, что определение делегированного законодательства как деятельности необоснованно расширит границы понятия. Термин дея­тельность уместно употреблять только в отношении англосаксонской се­мьи, где делегированное законодательство весьма разнообразно как по форме, так и по содержанию, множество адресатов полномочий. В рома-но-германской семье отношения по делегации сконцентрированы в ос­новном в высших органах государственной власти. Использование поня­тия компетенция не позволит разграничить делегирование и властное пе­репоручение в соподчинённой системе.

Понятие делегированного законодательства, как отмечает С.И. Аре-фина «…тесно связано с понятием делегирования полномочий»2. Мы счи­таем, что эти понятия не просто взаимосвязаны, а соотносятся друг с дру­гом, как причина и следствие. Делегирование полномочий по времени предшествует возникновению делегированного законодательства, являет­ся причиной, основанием для нормотворчества.

Понятие конституционализма включает два уровня понимания, как отмечает В.Г. Баев: «…первый из которых определяет его как правление, ограниченное конституцией, второе - как политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя. Современные исследователи расширяют данное определение тезисом о соблюдении всемирно признанных прав человека».3

Соглашаясь с данным аспектом, в заключении отметим, что влияние конституционализма на делегированное законодательство осуществляется по двум направлениям.

Первый аспект, заключается в конституционном закреплении ос­новных положений, касающихся перераспределения законодательных функций. Вне зависимости, от того, как трактовать конституционализм, в узко-национальном смысле, как российский, американский, британский, либо в широком – как европейские, мировые стандарты, в конституцион­ных актах государства, в совокупности конституционных обычаев – фор­мулируются правила и требования, предъявляемые к делегированному за­конодательству.

1 Арзамасов Ю.Г. Нормотворческая компетенция федеральных органов исполнитель­
ной власти// Государство и право. 2007. № 6. С. 27.

2 Арефина. И.С. Конституционные основы делегированного законодательства: Авто-
реф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2003. С.12.

3 Баев В.Г. Конституционализм как понятие// Юридический мир. 2007. С. 12.

8

Доктринальные основы конституционализма находят своё выраже­ние в нормативном аспекте. От концепции правления государства, огра­ниченного конституцией, берут истоки нормативные параметры, фор­мальные и материальные критерии закона и подзаконного нормативного акта. Конституционализм влияет на легитимацию действий и решений ор­ганов исполнительной власти.

В.Д. Зорькин отмечает следующее: «…теория и практика конститу­ционализма отошли от формально-догматических релятивистских пред­ставлений о праве как «чистой» форме, индифферентной к содержанию, целям и ценностям. Инструменталистский релятивизм, свойственный юридическому позитивизму, был потеснен интегративной юриспруденци­ей, включающей в себя не только формально-догматические и социологи­ческие аспекты, но и аксиологические и телеологические проблемы пра-ва»1.

Мы можем наблюдать расширение содержания конституционализ­ма, если первая конституция, принятая в США не содержит регламента­ции прав и свобод граждан, нормативного регулирования, то после Вто­рой мировой войны были приняты конституции (ФРГ, Франция), содер­жание которых детально и объёмно, включает основные права и свободы личности, законодательный процесс и процедуру принятия законов, нор­мативных решений органов исполнительной власти, критерии разграни­чения законов и подзаконных актов.

Второй аспект, сфера соприкосновения конституционализма и деле­гированного законодательства лежит так же – в функции создания и цен­трализации единого правового пространства, как для федеративных, так и для унитарных государств. Как отмечает С.А. Осипян: «… суть функции … состоит в централизации права и создании единого конституционного пространства, …скрепляющего государство на базе политико-правовой общности»2. В свою очередь, делегированное законодательство также способствует унификации политического и правового пространства госу­дарства, так как передача части законодательных полномочий создаёт ус­ловия для единого понимания и реализации нормативно-правовых актов.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >