Pravmisl.ru


ГЛАВНАЯ arrow Государство и право arrow Гносеологические программы Гёте и Канта





Гносеологические программы Гёте и Канта

Сравнительный анализ гносеологических программ И. Гёте и И. Канта

А. Ю. Дудчик

И. В. Гёте – уникальная личность в европейской культуре, проявив­шая себя в самых разных сферах деятельности – был весьма оригиналь­ным мыслителем. Тем не менее, достаточно сложной и не проясненной остается проблема реконструкции его философских взглядов и их соот­ношения с современными Гёте философскими системами. Эти затрудне­ния вызваны в первую очередь тем, что у Гёте нет собственно философ­ской системы как последовательно и строго изложенной концепции, тем не менее, все его творчество пронизано глубокими философскими раз­мышлениями.

При обращении к его наследию обнаруживается, что можно вести речь о философии Гёте, по меньшей мере, в двух проекциях: как о миро­воззрении в целом, и как о гносеологической программе, которая может быть реконструирована, прежде всего, при обращении к его деятельно­сти в области естествознания. В последнем случае вполне возможно го­ворить о гносеологической программе Гёте.

Соотнося гносеологическую программу Гёте с современными ему философскими системами, наиболее интересным представляется ее сравнение с гносеологией И. Канта.

Прежде всего, необходимо отметить, что «Критика чистого разума» (1-ое и 2-ое издания) появилась раньше, чем большинство естественно­научных сочинений и философских работ Гёте и с ее идеями последний, безусловно, был знаком. Разрабатывая в общем сходную с кантовской проблематику, программа Гёте, по нашему мнению, значительно от нее отличается. Было бы преувеличением говорить о системе Гёте как реак­ции на «Критику чистого разума», тем не менее работы Гёте содержат  в себе достаточно много скрытых (а порой и явных) полемических замеча­ний и возражений в адрес различных положений гносеологии Канта.

Объявление:

Обе концепции развиваются как попытки снятия новоевропейской дихотомии между субъектом и объектом. Но если Кант делает это за счет отчетливого крена в сторону субъекта, то для Гёте характерен своеобраз­ный «объективизм»: по его мнению, человек – органичная часть природ­ного мира и различия между ними в значительной степени преувеличены.

Исходя из этого, по-разному понимают они и объективность позна­ния. Для Канта объективность гарантируется общезначимостью, для Гё­те – соответствия нашего знания природе самих вещей. Гёте, как и Кант, исходит из трехчленного разделения познавательных способностей чело­века, выделяя в них чувственность, рассудок, разум. Как и Кант, Гёте при­дает большое значение чувственному опыту, но рассматривает его как динамически изменяющуюся в процессе познания характеристику.

Сферу рассудка Гёте истолковывает не трансцендентально, как Кант, но реалистично: функция рассудка состоит не в подведении чувственно­го опыта под априорные категории, но в понятийном выражении идеаль­ного закона, присущего самому предмету. Если для Канта идеальное аб­страктно, то для Гёте – конкретно, оно принадлежит самому явлению, а не привносится в него извне. Разум, постигающий целостность вещей и их всеобщую связь, для Гёте не кантовская «авантюра», а вполне реаль­ная способность, «созерцающая способность суждения». Идея, по Гёте, не только регулятивна, но и конститутивна. Человеческий ум, утвержда­ет Гёте, не только дискурсивен, но и синтетичен, т. е. способен сразу воспринимать целостность.

Значительное место в программах обоих мыслителей отводится кри­тической составляющей. Но если у Канта это критика сферы разума, то Гёте настаивает, прежде всего, на критике рассудка, стремящегося изба­виться как от чувственно данного явления, так и от его идеи.

Таким образом, как мы видим, разница во взглядах двух мыслителей достаточно значительна. Несмотря на схожесть отдельных положений, необходимо достаточно четко осознавать различия между этим двумя оригинальными гносеологическими концепциями.


Новости по теме:
 
< Предыдущая   Следующая >